Читая Плутарха

Читая Плутарха

Мар 20 • История, Любопытства ради, НаукаКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)

Светлана Деркачева

IT-менеджер, путешественница, археолог-волонтер

Мы ленивы и нелюбопытны.

А.С. Пушкин, «Путешествие в Арзрум»

Информация льется на нас потоком, мы схватываем кое-что в общем и по верхам, не концентрируясь особо на частностях. Это нормально, а то бы уж давно утонули в потоке. Но иногда любопытно и забавно остановиться иной раз и взглянуть…

Да вот хоть бы на древних греков. «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…». Герои древней истории, слава Богу, отстоят от нас столь далеко, что, в общем-то, уже не вызывают сильных эмоций — в отличие от, например, Ивана Грозного. Но зато ведь могут вызвать простое и бескорыстное человеческое любопытство? Без какой-то определенной цели, просто потому, что жили и творили свой мир.

Далеко не во всех школьных учебниках древней истории упомянуты хотя бы названия царств, на которые распалась империя Александра Великого (он же Македонский) после его смерти. Из царей этих царств культурным людям может быть небезызвестно имя Птолемея Филадельфа, да и то потому, что по его заказу семьдесят толковников перевели Библию на греческий язык. Уж совсем высокообразованные помнят еще Антиохов III и IV, известных миру как «грабители храмов», гонители иудеев и разрушители Иерусалимского храма.

А между тем… Каждый из диадохов, высших военачальников-соратников Александра Великого (во всяком случае, из тех, кто остался жив в беспощадной грызне всех против всех после смерти Александра) урвал себе кусочек империи размером, как минимум, с современную Турцию. Каждый из этих «птенцов гнезда Александрова» был талантливым полководцем, дальновидным политиком и умелым администратором. Каждый провозгласил себя царем, а основанные ими монархии просуществовали, как минимум, столетие и были сокрушены лишь Римом.

Однако, обратимся к Плутарху и к персонажу этой статьи. Позвольте представить — Эвмен из Кардии, при жизни Александра Великого личный секретарь последнего, а после смерти — правитель (сатрап) Каппадокии в Малой Азии, активный участник первой и второй войн диадохов, в которых и нашел свой трагический конец. Сведения об Эвмене в Википедии поразительно скучны, при том, что судьба его необычна даже для того времени, насыщенного сражениями, изменами и удивительными поворотами судьбы. Плутарх включил рассказ об Эвмене в свои «Сравнительные жизнеописания» наряду с Александром Великим, Пирром и Деметрием Полиоркетом (кстати, что говорят вам два последних имени?).

Открываем сочинение Плутарха об Эвмене. Взгляд спотыкается на первой же строке: «1. Как сообщает историк Дурид, кардиец Эвмен родился в семье бедного херсонесского возчика…» Позвольте, но если Эвмен — кардиец, то есть родом из города Кардии, то при чем здесь какой-то возчик из Херсонеса? И не тот ли это Херсонес, развалины которого ныне находятся рядом с Севастополем в Крыму? А если этот самый возчик был приезжим в Кардию, то есть не имел статуса кардийского гражданина, то каким образом сын его Эвмен мог получить «воспитание, какое подобает свободному человеку»? Правда, мальчик преуспел как в науках, которых хороший тон требовал от греческих молодых людей, так в спортивных упражнениях.

Далее Плутарх сообщает нам, что царь македонский Филипп, отец Александра Великого, заметил Эвмена на состязаниях в панкратии (вид борьбы) и увез с собой в Македонию. Удивительный поворот событий — вот увидел и тут же увез из родного дома за тридевять земель. Плутарх, правда, сразу оговаривается, что, по другим сведениям, Филипп был связан с отцом Эвмена узами гостеприимства. Значит ли это, что Эвмен попал ко двору Филиппа по протекции? При этом надо еще отметить, что вообще-то греки не любили македонян и считали их неотесанными полуварварами. Так что неизвестно, было ли удачей для молодого человека находиться при македонском дворе.

Вообще, конечно, сведения о жизни Эвмена до войн диадохов весьма скудны, за исключением нескольких исторических анекдотов, которыми мы обязаны Плутарху. Плутарх же сообщает, что при Александре Эвмен получил должность «главного писца». В связи с чем такое назначение? Можно подумать, среди македонян уж и не было грамотных людей, чтобы назначать на эту должность чужеземца, грека, которых македоняне взаимно недолюбливали. Причиной ли тому ловкость царедворца или выдающиеся литературные способности, или, может быть, Эвмен выполнял при Александре роль этакого «серого кардинала»? Во всяком случае, ни умом, ни дарованиями Эвмен не уступал военачальникам Александра. Однако, воинское подразделение в самостоятельное командование получил лишь в походе в Индию, а до того неотлучно находился при Александре в качестве личного секретаря. Плутарх характеризует Эвмена как «хитрого и владевшего даром убеждения».

Весь этот набор замечательных качеств — ум, хитрость, храбрость, воинское искусство, предусмотрительность и отсутствие щепетильности — понадобился после смерти Александра. Несмотря на то, что у Александра остались наследники, его полководцы не были склонны сохранить империю Александра как единое целое. Первым делом полководцы поделили между собой области империи и немедленно начали воевать друг с другом. Эвмену при разделе досталась сатрапия Каппадокия, но был нюанс — Каппадокия еще не была завоевана.

Вторым нюансом было то, что, фактически, Эвмен присутствовал при разборке македонян «в своей песочнице», то есть в раздорах между македонскими военачальниками с участием подчиненных им македонских войск. Он же был в этой игре чужим, иноземцем. Он не мог быть уверен в своих македонских войсках, македоняне в любой момент могли перейти на сторону его противников, и положение его было крайне ненадежно. Пришлось набирать и обучать азиатские войска, а также прибегать к военным хитростям, вплоть до того, что хранить в тайне от войска имена противников до момента битвы. Положение вещей сложилось парадоксальным образом так, что чужеземец Эвмен был, фактически, единственным заинтересованным в сохранении империи Александра и правления его наследников, и направил свои способности и энергию на достижение этой цели.

Удача первоначально сопутствовала. Предварительно несколько неблаговидно раскрыв замысел одного из военачальников, Леонната, его сопернику (что привело к гибели Леонната), Эвмен выиграл несколько сражений. Однако как раз эти победы привели (надо думать, не без влияния соперников) к выступлению войска македонян против Эвмена и к суду войска над ним. Пришлось бежать в Малую Азию, собрать контрибуцию и новое войско. Довольно интересен способ, которым Эвмен выплачивал жалованье этому войску во время пребывания на зимних квартирах: он выделял отрядам местности в неприятельской области, давал воинам отпуск и необходимые боевые запасы для разграбления выделенной территории, а затем принуждал делиться добычей. Тем не менее, войско у него было вполне боеспособное.

Однако, следующую битву Эвмен проиграл из-за предательства части этого войска. Отступление после поражения было организовано умно и предусмотрительно, и после некоторых перипетий Эвмен оказался в осаде в крепости Нора практически без войск, выжидая, пока какой-нибудь поворот судьбы вновь принесет ему удачу. Примерно через год осады он дождался-таки благоприятного случая, ушел из Норы в Каппадокию и, в который уже раз, энергично приступил к формированию нового войска как из азиатов и греков, так и, как ни странно, из множества македонян, привлеченных им на свою сторону. Через несколько месяцев Эвмен уже имел в руках значительную власть и деятельно участвовал в войне всех против всех, называемой историками второй войной диадохов.

Описанные в предыдущих двух абзацах падения и взлеты заняли всего три-четыре года с 321 по 318 гг. до нашей эры.

Увы, дело сохранения единой монархии Александра само по себе было обречено на неудачу. Несмотря на предусмотрительность и опыт, ряд измен войска и военачальников привели Эвмена в плен к его противнику диадоху Антигону Одноглазому. Антигон некоторое время колебался, оставить ли Эвмена в живых, но, в конце концов, Эвмена умертвили — некоторые говорят, без ведома Антигона.

Такова вкратце история жизни и смерти кардийца Эвмена, грека на македонской службе. Конечно, морали, выводимые из нее Плутархом в «Сравнительных жизнеописаниях», не интересны нам, скучны и наивны. Но разве не заслуживает этот, без сомнения, выдающийся человек, простого человеческого интереса?

На фото: Саркофаг Александра из Сидона (фрагмент). Археологический музей, Стамбул.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »