Что приводит российскую молодежь в радикальный ислам

Что приводит российскую молодежь в радикальный ислам

Июл 14 • Авторская колонкаКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 4,00 out of 5)

ЧТО ТАКОЕ РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ

Термин «радикальный ислам» появился в европейских СМИ в середине XX века. В нашей стране чаще всего под радикальным исламом понимают религиозно-политическое движение ваххабитов, сформировавшееся в XVIII веке, что не совсем верно. Данное движение является наиболее популярным, но далеко не единственным течением в радикальном исламе. Сами его сторонники относят себя к салафитам — консервативному течению в суннитском исламе. Они выступают за «исповедание религии в том виде, в котором её понимал пророк Муххамед и его сподвижники», «возвращение к Корану и Сунне в интерпретации шариатских положений». Ваххабизм является официальной идеологией в Саудовской Аравии, он популярен  среди мусульман Катара, Кувейта и ОАЭ.

Радикальный ислам необходимо определять скорее по идеологическим признакам, основные из которых на сегодняшний день таковы:

1. Нетерпимость к любому инакомыслию.

2. Идеологическая монополия ислама в государстве.

3. Неприятие ценностей западного мира и его образа жизни.

4. Ведение священной войны (джихада) в странах, где не установлен  «исламский порядок», или где ведется борьба с радикальным исламом. Мир, с этой позиции, может быть достигнут только путем уничтожения западных режимов и единением мусульман всего мира под властью радикалов.

5. Нетерпимость и противодействие любым мусульманам, не согласным с действиями радикалов.

СЛУЧАЙ ВАРИ КАРАУЛОВОЙ

В российских СМИ, как гром среди ясного неба, появилась и была растиражирована новость о попытке бегства в «Исламское государство» 19-летней студентки второго курса философского факультета МГУ Варвары Карауловой. Между тем, этот случай, увы, далеко не первый и не единственный. Так, до Вари к радикальным исламистам уходили: студентка петербургского колледжа моды Мария Погорелова, продавщица Петровского пассажа в Москве Питулай Абдулаева, российский актёр театра и кино Вадим Дорофеев, ушедший в ИГ сражаться на стороне боевиков и погибший в Сирии в 2014 году,  Алексей Пашинцев или Абдул-Малик (бывший студент Белгородского государственного университета), ставший одним из лидеров боевиков на Кавказе — этот список можно продолжать долго.

Долгое время поводом для перехода в стан радикальных исламистов в среде молодежи был контакт молодых этнических мусульман, обладающих скудными знаниями о традиционном исламе и попавших под влияние профессиональных вербовщиков. Также значительной группой адептов были русские девушки 16-25 лет, вышедшие замуж за мусульман и вместе с мужьями увлекшиеся радикальными течениями ислама. В последнее время эта тенденция стала меняться.

Нынешние завербованные различны по своему социальному статусу, семейному положению и вероисповеданию: среди них есть как этнические кавказцы, так и славяне (русские, белорусы, украинцы), выходцы как из неблагополучных, так и состоятельных семей, участники движения скинхедов и просто домашние ребята, проводящие время в основном за компьютером. До перехода к радикалам многие из них были мусульманами, но немало и атеистов, и исповедующих православие. Какие же причины подвигли столь разных молодых людей кардинально поменять свою жизнь, бросить родных и друзей и примкнуть к радикальным исламистам для участия в боевых действиях?

Фундаментальных причин несколько.

1. Школа больше не воспитывает.

Современное школьное образование построено, главным образом, на передаче от учителя к школьнику максимального количества информации по конкретной дисциплине. Главной миссией школы является формирование так называемых компетенций, то есть практических навыков, которые должны пригодиться школьникам в будущем. В последние несколько лет учителя так и вовсе нацелены почти исключительно на натаскивание учеников на сдачу ЕГЭ.

При этом ни слова не говорится о духовном и нравственном воспитании подростков. Возможно, это кого-то удивит, но функция воспитания школьников полностью изъята из современного образования. Недавно один из директоров средней московской школы открыто заявил педагогическому коллективу: «Вы теперь не учителя, вы теперь — услугодатели». В своей деятельности учитель сейчас фактически низведен до уровня продавца товаров или дворника: изложил схему действий, показал, как решить уравнение, оказал услугу — свободен.

Мне могут возразить, что темы нравственности и духовного развития всё же затрагиваются в ряде предметов (литература, МХК, обществознание). Соглашусь. Но посмотрите, сколько времени им уделяется в сравнении со всей остальной программой. Так, например, в рамках образовательной программы по обществознанию на такую тему, как «смысл жизни человека» в 10 классе отводится 1 урок — целых 45 минут, а учитывая повторение домашнего задания, выставление оценок и прочие обязательные части школьного урока, в результате на саму тему выделяется не более 30 минут за все 11 лет обучения в школе.

Есть в том же курсе и уроки, посвященные религии, которые проводятся в 9 классе и одна из целей которых звучит так: в ходе урока учащиеся должны научиться «распознавать, что такое религия». В программе 10-11 класса есть урок «Мировые религии» в рамках предмета «Обществознание». Много ли ученик успеет понять о религиях за два урока в течение трех лет? Да, по большому счету, это и не требуется — распознали и пошли дальше. Я уже не говорю о качестве преподавания даже этих крох. Мне известны случаи, когда урок посвященный мировым религиям начинался  фразой учительницы: «Дети, сейчас мы будем говорить о религиях, но знайте: Бога нет».

В последние годы много говорят и дискутируют по поводу курса «Основы религиозных культур и светской этики», введенном в программу 4 класса. Однако преподавание и этого предмета не выполняет своих целей и задач: во-первых, основные вопросы духовного плана формируются у учащегося гораздо позже; во-вторых, нередко преподавание скатывается к дублированию курса МХК.

К чему приводит подобная образовательная политика? У школьника, а позже и студента создается духовный вакуум; фактически молодежь не получает в образовательной системе ответы на свои запросы. Отсутствие базового представления о религиях, их особенностях и отличиях, неумение отличить члена секты или сторонника радикального ислама от представителя традиционной религии, приводит к тому, что современное образование во многом вольно или невольно облегчает работу вербовщикам-радикалам и представителям сект всех мастей.

2. Используются профессиональные технологии вербовки.

Мне всегда было интересно, кто же та загадочная структура или организация, которая должна взять на себя духовное и нравственное воспитание ребенка. Было бы разумно предположить, что это родители. Но что получается, если семья по разным причинам — родители постоянно заняты на работе, социально неблагополучны, не хотят заниматься воспитанием детей — не может дать подростку ответы на его духовные запросы? Куда он в таком случае обращается в своих поисках? Ответ очевиден: либо к друзьям, либо в интернет.

Именно интернет является одним из главных средств вербовки для различных сект и радикальных исламистов. Исламские государства тратят значительные финансовые ресурсы на пропаганду ислама, и, несомненно, часть этих денег перепадает и сторонникам террористов. Российский и зарубежный интернет изобилует роликами, посвященными радикальному исламу. Особенно активно вербовщики действуют в социальных сетях, включая популярные «В контакте» и Фейсбук. Их цель — сначала заинтересовать, а затем и привлечь молодых людей и девушек в свои ряды. Группы и ролики радикалов регулярно удаляются, но в силу бесконтрольности интернет-пространства на их месте появляются тысячи новых.

Может возникнуть вопрос: в чем же здесь опасность для молодежи? Есть масса православных, буддистских, исламских сайтов, которые рассказывают о вполне мирных особенностях своих религий. Но ключевая проблема и состоит в том, что целью сайтов традиционных религий является донесение информации, создание групп по интересам и прочее. Основной же целью различных экстремистских сайтов, помимо рекламы своих действий, является отслеживание потенциальных адептов и промывание им мозгов.

Как правило, профессиональный вербовщик ищет молодежь с ярко выраженным юношеским максимализмом и жаждой справедливости, с одной стороны, неспособную трезво оценивать ситуацию в обществе, с другой, пытающуюся уйти от стандартов, навязываемых современным обществом потребления. Такие молодые люди и являются предметом охоты для различных вербовщиков всех мастей. Вспомним Варю Караулову: по словам ее отца, ее интерес к радикальному исламу возник вследствие знакомства с вербовщиком в социальных сетях.

3. Отсутствие знаний об исламе

Еще одной немаловажной причиной ухода молодых людей в радикальный ислам является их неумение отличить представителей радикального ислама от исламских консерваторов. К примеру, большинство россиян способно отличить православного от католика, но провести различие между традиционным для России исламом и радикалами смогут либо люди, годами исповедующие ислам, либо специалисты. Это невежество активно используется экстремистами в своих целях. Ни один из проповедников-экстремистов не будет называть себя таковым — радикалом или экстремистом; наоборот, упор будет делаться на то, что именно он и его сторонники исповедуют чистый, незамутненный ислам, «вернулись к истокам».

4. Отсутствие поддержки окружения

Наконец, если молодые люди по каким-то причинам в юном возрасте принимают традиционный ислам, и их близкое окружение (родители, учителя, друзья) не принимает их решение, то это подталкивает подростков к наиболее консервативным течениям ислама, а оттуда к радикалам. Отсутствие доверительных отношений и постоянного дружеского контакта часто приводит к тому, что близкое окружение оказывается неспособным остановить молодого человека или девушку в тот момент, когда он или она находятся еще не в полной психологической зависимости от вербовщиков и не перешли точку невозврата.

***

Безусловно, это далеко не все причины, в силу которых молодые люди и в России, и в Европе становятся сторонниками террористов. Важно осознавать, что современный радикальный ислам, в первую очередь, благодаря активному продвижению ИГ к постсоветскому пространству, из далекой и туманной угрозы становится реальной опасностью, ставя перед современным российским общество острые вопросы, ответы на которые необходимо дать уже в самое ближайшее время.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »