Эмоциональная зависимость — есть ли выход?

Эмоциональная зависимость — есть ли выход?

Май 7 • Авторская колонка, Популярные темыКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Светлана Мардоян

Светлана Мардоян

Врач-психотерапевт, экзистенциальный аналитик

Проблема зависимости весьма распространена в нашей стране. Один из самых частых поводов обращения, которые я встречаю в своей практике, — эмоциональная зависимость. Она проявляется, когда человек вдруг оказывается один и понимает, что не может этого перенести. Или когда расставание давно произошло, но успокоения не наступило. Или когда человек погружается в депрессивное состояние, которое объясняется тем, что в его жизни слишком большой дефицит тепла, отношений, его жизнь эмоционально бедна.

Почему так происходит, что человек не может без каких-либо отношений? Дело в том, что быть в ощущении тепла и близости — это изначальная человеческая потребность. Ребенок развивается в утробе матери в этих ощущениях тепла и нежности, он слышит биение сердца матери, ощущает тепло ее чрева. Тепло — это условие жизни, и потребность в нем остается в бессознательной чувственной памяти навсегда. И мы считаем это нормальным, здоровым, правильным. Однако здесь же кроется опасность возникновения зависимости. Если у человека накопился большой дефицит тепла, и где-то появляется лучик, источник тепла, то человека бывает трудно оторвать от этого источника, он тянется к нему всем своим существом, забывая обо всем.

В КАКОМ СЛУЧАЕ ИМЕЕТ МЕСТО ЗАВИСИМОСТЬ?

О зависимости мы говорим в том случае, когда человек больше не может принимать свободные решения, его воля больна (А. Лэнгле). Человек больше не может быть персональным, не может соотноситься со своей глубиной — он соотносится с объектом зависимости, вся его жизнь начинает подчиняться определенным действиям, направленным на то, чтобы достичь желаемого объекта.

В случае эмоциональной зависимости объектом становится человек, отношения. Зависимый ощущает себя живым, испытывает хорошие чувства только в присутствии своего объекта, жизнь для него становится хорошей, только если он проживает ее с объектом своей зависимости.

При этом ценность другого человека преувеличена, зависимый фиксируется на отношениях с ним, все его состояние определяется, сколько отношений у него есть с этим человеком, сколько внимания он получил. Возникает ревность, страдания, если объект зависимости не всецело принадлежит ему, возникает желание все время быть в контакте с желаемым, нет чувства насыщения, общения хочется все больше и больше.

Всё возрастающая потребность в отношениях сопровождается все большей неуверенностью в себе. Если внимание объекта зависимости отвлечено на кого-то другого, человек воспринимает это как нежелание с ним общаться, потому что он неинтересен и нехорош. Зависимый человек при этом все дальше и дальше уходит от себя. Его состояние зависит от чего-то, находящегося вовне, от того, что он не может проконтролировать и гарантировать себе. Это увеличивает напряжение и страх и нагружает отношения чрезмерными ожиданиями.

КАК ВОЗНИКАЕТ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ?

Как описывает А. Лэнгле, зависимость возникает, когда человек испытывает «голод по жизни», когда у него нет отношений с собой, когда человек не живет аутентично, когда его жизнь сопровождается недостатком или утратой смысла. Недостаток проживаемых ценностей человек пытается восполнить отношениями.

В моей работе я часто встречаю сочетание депрессии и зависимости. Это происходит тогда, когда у человека на фоне хронического дефицита чувства «мне это нравится», неудовлетворенности своей жизнью, чувства недовольства собой и неверия в себя возникает кто-то, кто дает это чувство хоть в каком-то варианте, виде, количестве. Но это все равно не наполняет достаточно, чтобы ощущать жизнь полной, и тогда к зависимости присоединяется депрессия.

Эмоциональная зависимость — есть ли выход?

Люди, у которых возникает эмоциональная зависимость, чувствуют тоску по хорошей жизни. Как правило, отношения для них— это сверхценность, они чувствительны к отношению окружающих, часто у них бывает ощущение, что их не любят, недооценивают, не замечают. Внутренняя неуверенность проявляется в том, что человеку трудно поверить, что он для кого-то важен, ценен и интересен, его постоянно гложут сомнения в этом.

Расставания для таких людей очень болезненны, они быстро привязываются к людям, месту. Такой человек может приехать в отпуск, провести с новыми знакомыми месяц и затем впасть в депрессию от расставания с приятными и теплыми людьми.

КАКИЕ ЧЕРТЫ ЛИЧНОСТИ ХАРАКТЕРНЫ ДЛЯ ЗАВИСИМЫХ?

Во-первых, это невозможность выдерживать неприятное. Во-вторых, трудности в ограничении своих желаний, в осознании, что не все желания, которые возникают у человека, должны быть реализованы. В-третьих, стремление переложить ответственность за свое состояние на других. Наконец, это низкая самоценность, детское представление об идеальном мире и неразвитость отношений с самим собой.

Таким образом, мы видим инфантильные черты личности: жизнь для такого человека хороша только тогда, когда происходит только хорошее, когда все желания исполняются, когда все его любят.

Почему у кого-то не формируется высокая самоценность? Самоценность изначально построена на том, что мы ее получаем от другого. Но когда это дается чаще всего в виде оценки за хорошие поступки и отбирается, когда человек сделал что-то неправильное (а в детстве это часто происходит), это начинает формировать зависимость от мнения окружающих и от норм и правил, созданных окружающими, уводя человека все дальше и дальше от самого себя. В результате у него не создается этой внутренней почвы, которая дает возможность оставаться с собой в любой ситуации.

Почему у одних людей возникает эмоциональная зависимость, а у других нет? Вероятно, эта детская инфантильная часть личности находит такой путь удовлетворения испытываемой жажды. С одной стороны, в таком человеке сохранена чувствительность и желание тепла и близости, с другой стороны, незрелая личность не находит путей достижения этого так, чтобы остаться собой, быть в равновесии с собой и миром, отвечать за свое состояние самому.

СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ

Я приведу некоторые примеры из моей практики.

Марина, 28 лет. В течение двух лет находится в отношениях с женатым мужчиной, который намного старше ее, был другом ее отца. Ее друг формально живет с женой и не собирается прерывать отношений в семье, не хочет совместных детей. При этом он говорит, что любит ее, заботится, внимателен к ней. Она переживает с ним хорошие чувства, но, не видя перспективы, периодически хочет уйти, так как хочет семью и  детей.

Из семейной истории:

Росла в семье, где была холодная, функциональная мать. Девочку никогда не спрашивали, что ей важно, интересно, что она чувствует и думает. Было очень мало телесного контакта.

В какой-то степени тепло ей давал отец, который был добр с ней. Но он был полностью под влиянием властной жены и во всем ей подчинялся, давал дочке тепло и понимание, но как только жена считала это излишним, сразу отступал. Девочка не находила в нем опоры, но тянулась к отцу, потому что он был единственным источником тепла.

Обратилась с тем, что не могла расстаться со своим мужчиной, хотя делала это неоднократно и опять возвращалась. Она понимает, что очень мало получает в этих отношениях, ей хочется большей близости и тепла. Но уйти она не может, потому что без него ей станет еще хуже, она чувствует одиночество и боится этого. «Я понимаю, что этого мало, но, как когда-то с отцом я тянулась к нему, так и теперь я получаю какие-то крохи, но не могу без них».

Когда речь идет о том, чтобы вести внутренний диалог, чтобы попробовать самой себе дать больше близости и тепла, Марина говорит, что воспринимает это как то, что миру до нее нет дела. Она не хочет помогать себе сама, ждет от мира добра, тепла, поддержки и принятия. Если она что-то должна делать сама, значит никто не хочет и не будет помогать ей никогда. Мир воспринимается как несправедливый и холодный.

У Марины большой дефицит близости, самоценности, нет отношений с собой. Благодаря тому, что от отца она получала тепло, она не закрылась от чувств полностью, но осталась в большом голоде.

Максим, 42 года, женат, двое детей.

Очень чувствительный. Считает самым важным в жизни хорошие отношения, дружеское общение, близость. Помогает всем, кто к нему обратится, очень страдает из-за дефицита близких отношений. Жена с выраженным истерическим расстройством личности, пытается контролировать его во всех его проявлениях, кроме работы: с кем он дружит, как проводит время. Она считает, что никто, кроме семьи, не должен его интересовать, включая его собственных родителей и друзей. По ее мнению, досуг он должен проводить только с ней, у него не должно быть собственных интересов и увлечений.

Максим вовсю сопротивляется, но это ни к чему не приводит, и он сдается. При этом когда он поступает так, как жена считает правильным, она мила и добра к нему, ему с ней хорошо. Максим привык делать то, что ему нравится исподтишка, потому что не выдерживает скандалов, которые ему закатывает жена, когда он что-то делает по-своему. Он очень страдает от того, что не живет той жизнью, которой хотел бы, но о расставании даже думать не хочет, говорит, что любит ее, и что когда она с ним, это для него очень ценно.

Из семейной истории:

Родители любили его, в семье отношения с людьми считались самой главной ценностью, его воспитывали с установкой «сначала помоги другому, даже в ущерб себе». В семье часто рассказывалась история о том, как прадед отдал всю свою еду другим людям во время голода. Они очень им гордились. Максим жил по этой установке, считая, что так жить правильно, ставя себя на последнее место.

В результате это зависимый от отношений человек, неуверенный в себе, хотя обладает большим интеллектом и знаниями, является хорошим специалистом, его ценит руководство и часто поощряет . По роду деятельности он иногда ездит в командировки, где ему удается немного пожить так, как он хочет.

«Я — как сбежавший из дома подросток, который вырвался на свободу», — рассказывает Максим об этих днях.

Но Максим не ощущает права на то, чтобы делать что-то для себя. У него нет отношений с собой, низкая самоценность, ценность отношений превращена в сверхценность.

Марина, 35 лет. Если ее похвалят, она расцветает, наполняется энергией и уверенностью. Если слышит о себе что-то плохое, то плачет и считает себя никем. Чувствует себя неуверенно, не считает, что представляет собой какую-либо ценность, не может забыть молодого человека, который общался с ней в соцсетях, а потом перестал.

«Я как железная стружка, притягивающаяся к магниту, притягиваюсь к любому хорошему отношению к себе и не могу отлипнуть. И за это я вас, людей, ненавижу», — говорила она мне. У Марины никогда не было отношений с молодыми людьми.

Из семейной истории:

Марина выросла в семье военного. Отец строгий, знает, как всем нужно жить, ставит высокие планки перед детьми. Дочку постоянно сравнивал с другими, оценивая Марину не в ее пользу. Все, что она делает, считает ерундой, недостойной внимания. При этом любит дочь, не отказывает ей ни в чем, периодически говорит ей, что она красивая и умная.

***

Как можно помочь зависимому человеку? Ему необходимо наладить отношения с собой, построить внутренний стержень, который позволяет оставаться в равновесии и не терять себя, ориентируясь на кого-то вовне. Дело в том, что никто не знает человека лучше, чем он сам. В этой быстрой жизни, с высокими скоростями каждый человек может ухватить только часть другого, и не факт, что речь идет о реальной личности, а не о собственном представлении о ней. Кто, кроме самого человека, может увидеть все грани его личности, почувствовать его, понять его мотивации?

Эмоциональная зависимость — есть ли выход?

Чтобы не обижаться из-за того, что тебя не увидели по-настоящему, важно научиться дружить с собой, видеть себя добрыми глазами, поддерживать себя и давать себе близость, сочувствие, одобрение. Мы все нуждаемся в других, но важно не зависеть от этого.

Как можно противостоять внешнему обесцениванию, от значимых близких? Создать внутреннего оппонента, который внешнее обесценивание может отражать внутренним мнением о себе. И это будет дружеский взгляд на себя, который хочет понять, а не осудить.

НА ПУТИ РАЗВИТИЯ

Но для многих людей непонятно, что значит «обратиться к себе как к лучшему другу». Общение с собой не воспринимается ими как нечто важное и необходимое, а попытки вести внутренний диалог оказываются неудачными: диалог получается сухим, функциональным, бесчувственным.

Это типичная трудность для таких людей. У них нет чувства важности развития отношений с собой, и они не могут обратиться к себе не с уровня когниций, а из измерения чувства. Как правило, они ждут этого от других. Дефицит тепла, полученного от других, рождает чувство несправедливости и завышенные ожидания от мира.

Важно понимать, что формирование хороших отношений с самим собой — это процесс длительный, и он неизбежно связан с взрослением человека, взрослым восприятием ценностей жизни, ощущением окружающего мира как принимающего и благожелательного. Незрелый человек хочет получать от других, а не трудиться самому. Взросление происходит тогда, когда человек сам становится ответственным за свое настроение и состояние духа и не перекладывает эту ответственность на других. Но этот поворот от других к себе является наиболее долгим у зависимых от других людей.

Из каких ступеней состоит этот процесс?

1. Пережить и принять несправедливость мира, чтобы согласиться с ним. Сказать себе: «Жаль, что мне не хватило любви и тепла в детстве», «Жаль, что мир не всегда будет давать мне столько тепла, сколько хочется», а затем пережить это как потерю, погоревать, оплакать и принять это.

2. Принять мир в его реальности: увидеть его не иллюзорным, как в сказке, а в том виде, какой он есть. Увидеть и признать, что в нем есть и несправедливость, и боль, и страдание — и что при этом в нем много хорошего и ценного. То, что в мире происходят неприятные вещи, не означает, что мир недобр ко мне. Просто он такой, неидеальный.

3. Перейти от желания получать приятное тепло и близость от кого-то к тому, что даешь это себе сам.

Конечно, несравнимо приятнее получать от кого-то тепло как подарок, без внутренних усилий. Мысль «теперь я должен делать это сам для себя» может быть не очень веселой. В этом моменте есть нечто отграничивающее и отталкивающее: как будто мир слегка отстраняет тебя, и это переживается как холод. И это действительно в какой-то степени так. Но в этом и есть важнейший момент взросления: осознать, что приходит время, когда пора отпустить руку мамы или папы и идти дальше самому.

Можно, погрустив об этом, все-таки увидеть и плюсы в том, что обретаешь свободу, когда можно не быть одиноким и испытывать тепло и близость, будучи с собой наедине. Ведь не всегда от других людей можно получить то, что нужно и в тот момент, когда этого хочется. В отличие от себя самого, который всегда рядом.

И этот процесс, этот поворот к себе становится основой для того, чтобы сформировалось дно у бездонной бочки зависимости. Трудно сказать, когда это дно, наконец, становится прочным, но в какой-то момент это происходит — и у человека появляется опора. Чем чаще человек самостоятельно занимается своей внутренней потребностью в любви и близости, тем больше шансов, что это когда-то станет его привычкой, естественным состоянием. Да, возможно, первые попытки будут срываться, когда раз за разом будет хотеться оставить все как есть и вновь припасть к источнику зависимости или откатиться в депрессию, но если не сдаваться, то рано или поздно человек почувствует опору и внутренний стержень. Увидит, что внутренняя нежность к себе может быть очень утешающей и действенной. Так происходит взросление. И так человек начинает идти дорогой зрелости и самостоятельности.

В заключение хочется пожелать нам всем оставаться чуть-чуть зависимыми в хорошем смысле — от жизни, от близких нам людей, от себя самого, своей реализации и от желания сделать этот мир лучше и добрее.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »