Если потребность в признании окружающих и деньгах мешает жить со смыслом...

Если потребность в признании и деньгах мешает жить по-настоящему…

Янв 14 • Популярные темы, ЧеловекКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)

Лекция Альфрида Лэнгле, известного австрийского психотерапевта и основателя экзистенциального анализа, посвященная теме эмоционального выгорания, вызвала большой резонанс среди читателей нашего сайта. Одна из читательниц оставила вопрос к статье, прокомментировать который мы попросили Светлану Кривцову, экзистенциального аналитика, директора Института экзистенциально-аналитической психологии и психотерапии, ученицу Альфрида Лэнгле.

Вопрос читательницы: Я была на этой лекции. Но на главный вопрос (мой и некоторых других ) автор не ответил. Допустим, я задаю себе вопрос, которым предлагает задаться Альфрид Лэнгле: для чего я это делаю? И мой ответ такой: я это делаю, чтобы получить одобрение родителей, любовь мужа, социальный успех и т.п. То есть я делаю свою работу, для того чтобы удовлетворить какую-то базовую потребность, а не ради самой работы.

И дальше-то что? Ведь эта потребность у меня никуда не уходит. Мне по-прежнему нужно это одобрение, деньги и т.п., и единственный способ, которым я придумала это получить, это работать на своей нелюбимой работе. Мне нужно это социальное одобрение — и я не знаю, как еще можно его получить, кроме как соблюдая все предписанные правила. Или у меня недостаточно сил, чтобы получить его каким-то другим путем.

Так что, задавая эти вопросы, совершенно невозможно предотвратить синдром выгорания, а можно только убедиться в том, что ты настолько слаб, что по-другому не можешь. Конечно, если у тебя есть силы, то ты скажешь: «Отлично, давайте я откажусь от денег и социального одобрения и буду делать то, что действительно люблю». Но если ты действительно способен так сказать и сделать, ты в общем-то никогда бы не столкнулся с данной проблемой и с самого начала занимался бы тем, чем хочешь. Не знаю, возможно ли быть нищим и счастливым, отвергнутым семьей и счастливым.

Комментарий Светланы Кривцовой:

thezis_mini28102014_1Какова основная идея прошедшей лекции Альфрида Лэнгле? Она состоит в том, что эмоциональное выгорание похоже на повышенную температуру. И лечить надо не повышенную температуру, то есть симптом, а вирус, который вызвал воспалительный процесс. Этим вирусом является неисполненная, неэкзистенциальная жизнь.

ПРИЗНАНИЕ

В этом смысле наша читательница права — можно всю жизнь жить неэкзистенциально. Хайдеггер, например, считал, что так живет большинство людей. Они страдают при этом от эмоционального выгорания и множества других последствий неэкзистенциальной жизни — от зависимости, от депрессии и так далее. А можно все-таки в какой-то момент заняться своей жизнью и спросить себя: почему я так завишу от одобрения своей семьи? Почему у меня такие странные отношения в моей семье, что никого, по-видимому, не интересует, что мне интересно? Почему мои страдания в связи с неинтересной, не подходящей мне работой, в общем, никого не трогают?

Конечно, это может быть грустным моментом биографии. В конце концов, родителей не выбирают. Да, возможно мои родители никогда не интересовались, чего я хочу. Они лучше меня знали, чем я должна заниматься. У них были свои виды и ожидания в отношении моего будущего. И я, как послушная дочь, охотно им подчинялась, потому что мне так не хватило отношения, в котором присутствует уважение и признание моей ценности и моей непохожести на родителей. Более того, я все еще рассчитываю, будучи послушной, получить их одобрение. И чем меньше у меня надежды его получить, тем больше усилий я прикладываю. Так всегда происходит, когда накапливается такой огромный дефицит. Я веду себя послушно, а они мне становятся за это все больше и больше должны. Но не является ли этот путь тупиковым? Тогда, может быть, стоит поискать другой путь, на котором эта огромная, зияющая пустота, тоскующая по одобрению, по любви, признанию, каким-то образом будет заполнена?

Все это, конечно, очень болезненные темы. Эмоциональное выгорание предполагает, что ты будешь немного более честным по отношению к себе самому и возьмешь на себя какую-то ответственность за его возникновение. Нужно честно признаться себе: мои собственные нереалистичные ожидания, иллюзии, предубеждения разрушаются о реальность. По-моему, должно бы так, а на самом деле — все иначе. Реальность как бы говорит мне: то, на что я надеюсь, мне не соответствует. Но чья это проблема? Очевидно, что не реальности. Реальность такая, какая есть. Это проблема того, кто надеялся, его восприятия и отношения. И чем раньше человек поставит свою жизнь на почву реальности и будет видеть то, что есть, а не то, что должно быть, тем скорее он подойдет к экзистенциальной жизни.

Если потребность в признании окружающих и деньгах мешает жить со смыслом...

ДЕНЬГИ

Затрагивая тему денег, надо сказать, что для каждого человека деньги означают что-то свое. Деньги — это универсальный заменитель всех духовных дефицитов. Люди, которым в жизни не хватает опор, надежности, стабильности, с помощью денег пытаются решить эту проблему. Например, они покупают хорошую медицинскую страховку или нанимают юристов и адвокатов, или покупают недвижимость. Потому что дом — это достаточно стабильная вещь, которая сразу создает ощущение защищенности.

Если у человека дефициты на другом уровне, например, жизнь не слишком яркая, в ней мало переживаний, мало праздников, событий, то деньги позволяют и это решить. Например, купить путевку, съездить в круиз, в конце концов, пойти в театр и на шопинг.

Если человеку не хватает переживания собственной ценности и значимости, то за деньги и тут можно купить очень многое. Во-первых, какие-то внешние атрибуты этой значимости. Это обязательно будут дорогие, статусные вещи, например, машина последней модели, молодая и красивая подруга (особенно если ты сам уже немолодой и некрасивый), красивая одежда от знаменитого дизайнера. Все перечисленное — это своего рода заявление: «Я кто-то, кто может себе это позволить». Сейчас можно купить все, что угодно: докторскую диссертацию, какую-то должность — в нашем коррумпированном обществе к этому почти нет никаких противоядий, все зависит от количества денег. И таким образом ты можешь пытаться приспособить деньги для покрытия этих дефицитов.

На деньги не купишь, пожалуй, только смысл. Смысл — это что-то хорошее в будущем, то ради чего стоит вставать утром и идти в мир, прилагать усилия, уставать. И так жить. И это — хорошая жизнь: «Если человек знает ради чего, он может выдержать почти любое как», — сказал Ницше. Деньги могут облегчить отдельные шаги, но заменить такую устремленную к смыслу жизнь не смогут, и деньги сами по себе не могут быть смыслом. За ними всегда стоит что-то, ради чего они тебе нужны. И это что-то очень часто достижимо и по-другому тоже.

Поэтому нужда в деньгах — хорошая проективная методика. В самом деле, было бы очень любопытно проанализировать: если бы у меня было больше денег, на что бы я их потратил? Это способ получить честный ответ для себя самого: на каком уровне лежат проблемы моей жизни. Безопасность, стабильность, надежность? Или, наоборот, движение, изменчивость, яркие переживания, острые ощущения — пусть даже ценой безопасности? Отношения с другим человеком? Или самоутверждение, получение признания, потребность стать кем-то более важным?

Если взрослый человек хочет, чтобы его жизнь приобрела экзистенциальное качество, то ему нужно постоянно заниматься ею. Это его личное дело. Его ответственность — больше ничья. Пока ребенок маленький, всем этим должны заниматься его родители. Впрочем, хорошие родители и еще совсем маленького ребенка учат брать в руки свою жизнь: например, беспокоиться о своей безопасности и не переходить дорогу на красный свет. Или, к примеру, формировать собственные суждения.

Я рассуждаю сейчас о средней московской зарплате, а не о нищете. Когда человек голоден, когда голодны его дети, то вопросы этики, морали, законности, правды, честного слова отступают на задний план. Поэтому нищета безнравственна, а нищее общество, без всякого сомнения, аморально. Но если мы посмотрим на наши средние зарплаты, то можем сказать: уровень нашего благосостояния сегодня вполне достаточен для полной глубокой хорошей жизни, наполненной ценностями. Пережить чувства, из которых складывается ощущение хорошей жизни, можно безотносительно к деньгам: «Мне уютно в моей жизни, я чувствую свои корни, и они глубоки» , «Моя жизнь интересна, она меняется, и я вместе с ней живу и меняюсь», «Я есть кто-то ценный», «Я могу любить и люблю, и меня, какое счастье, тоже любят» (мои кошки, друзья, родители, как могут, конечно, но ведь любят) и т.п.

И мы с вами это прекрасно понимаем. Поэтому часто сверхценность моей зарплаты является компенсацией или эрзацем моей внутренне переживаемой человеческой неценности. «Папа меня не уважает, а у меня теперь зарплата больше, чем у него — вот так-то!». Это, конечно, очень по-детски, потому что папа и при наличии у тебя высокой зарплаты не даст тебе то, что тебе нужно. Он может начать тобой гордиться. Или привычным образом будет игнорировать этот факт. Но ты все равно не получишь справедливой оценки, признания своей ценности. Может быть, он просто не может дать тебе то, что тебе нужно? Тогда ищи, кто может!

Бывают и другие мотивы, например, когда человек говорит: «Как я могу не работать? Моя мама больна, лечиться дорого!». Поэтому, конечно, каждый человек сам решает, ради чего он работает на нелюбимой работе.

Альфрид Лэнгле в своей лекции говорил о том, что от эмоционального выгорания может защищать чувствование той ценности, ради которой ты работаешь. Если то хорошее, что приходит благодаря твоей работе, ты можешь непосредственно проживать сердцем, то тогда ты не выгоришь. А если ты только умом это понимаешь, опираясь на практическую логику — тогда ты подвергаешься выгоранию. То есть чтобы уберечься от выгорания, нужно иметь открытое сердце. А если у тебя открытое сердце, то тогда любая работа, которая не связана с нарушением закона, даст тебе подпитку для переживания чего-то хорошего. Даже не настолько любимая.

Допустим, ты занимаешься неинтересными процессами. Но ведь рядом с тобой в кабинете сидят живые люди. И у тебя появляется уже целое поле возможностей проживать отношения с этими людьми. Другое дело, если ты считаешь, что у тебя нет с ними ничего общего — и ты холоден, дистанцирован. Тогда ты себя обкрадываешь — и становишься на путь выгорания.

ДЕЛО СО СМЫСЛОМ

Но есть еще и третий пункт, и, пожалуй, он сложнее, нежели вопрос о признании или деньгах. Он заключается в том, что человек зачастую сам не знает, чего хочет. Он знает, чего он не хочет, — той нелюбимой работы, которая у него есть сейчас. А если спросить: «А чего бы ты хотел? Чем бы ты хотел заниматься, если бы не нужно было заботиться о деньгах? Как бы ты видел свою жизнь в каком-то конструктивном ключе?», то ответа может и не последовать.

Если бы наша читательница нашла для себя эту ценность, которая помогает ей переживать себя как человека, нашедшего свое дело, то тогда эта ценность сделала бы с ней чудо: она бы стала в ней внутренне так громко говорить, что девушка нашла бы силы к ней приближаться. Сильное и яркое переживание: «Вот это мне нужно!», «Вот это мое!» — дает человеку внутреннюю возможность начать делать первые маленькие шаги в этом направлении. Например, заниматься этим ценным в отпуске, в выходной день. Если это так греет, так обогащает, так добавляет тебе ценности, то тогда на это не жалко потратить время, которое предназначено для восстановления — более того, ты тогда и восстановишься. И получится так, что ты стал чему-то учиться и постепенно превратился в прекрасного специалиста, и это стало твоей профессией.

Конечно, дальше начинается сплошная цепочка препятствий. Но если человек чего-то по-настоящему хочет, он, как вода, находит дырочку. Он находит возможности, тот или иной способ заниматься этим делом.

Если потребность в признании окружающих и деньгах мешает жить со смыслом...

Я знала женщину, которая хотела беззаветно служить танцу. Маленькой девочкой она ходила в балетную школу. Она обожала танцевать и очень много трудилась. Но ее не взяли в училище из-за непропорционально коротких для балета ног. И, конечно, эта женщина в юности пережила огромное потрясение — будто весь смысл ее жизни был разрушен. Она окончила вуз, стала инженером — и хотя она вполне нормально работала, это не было «ее» работой. Но, в конце концов, она нашла себя. Ее делом стало преподавание танцев для детей. И, вы знаете, такой талантливой и вдохновляющей учительницы, как она, не было нигде в округе. Ее обожали и обожают и мамы, и дети, потому что она сама радуется, когда танцует. Она счастлива.

Но что ей пришлось для этого сделать? Ей пришлось хорошенько поработать над своими амбициями. Разобраться с вопросом, что такое для нее балет — либо это «я в балете», либо это «балет во мне», «я в искусстве» или «искусство во мне». То есть если я не могу больше ходить на балетные премьеры и танцевать, потому что я не стала примой или меня не взяли работать в Большой театр, то в таком случае не балет является для меня большой ценностью. Тогда самой большой ценностью является моя собственная важность, мое признание — а все остальное лишь средства.

А если ты с этим как-то разобрался, если ты действительно любишь балет — а не себя в балете — тогда какая разница, в каком качестве ты это переживаешь. Ты наслаждаешься всем тем же самым — и движением, и ощущениями в собственном теле — ну не танцуешь на сцене, да. Но ты можешь научить детей, можешь ходить на балетные премьеры, потому что ты прекрасно понимаешь, что происходит на техническом уровне, наслаждаешься хореографией.

Другими словами, это вопрос некоторой человеческой зрелости. Когда человек становится зрелым, тогда он может с чистой любовью заниматься тем, что делает.

Этот процесс занимает не один день. Но постепенно, годам к 40-45, человек переживает это чувство — что он что-то кому-то уже доказал, достиг своего потолка. Или когда дети выросли, и ему уже не надо доказывать им, что он хороший отец. Тогда жизнь становится намного гармоничнее. Ты можешь просто любить работу, оставаясь на уровне начальника отдела, понимая, что никогда не станешь директором. Тогда человек здоров и весел и совершенно не подвержен эмоциональному выгоранию.

А если я каждый день испытываю адреналиновые выбросы, страдаю из-за того, что не стану директором, то тогда я очень быстро выгорю. Буду болеть, стану брюзгой и циником, недовольным жизнью и окружающими.

ШАГИ К ВЗРОСЛОСТИ

Итак, что делать нашей слушательнице, которая «слабая» и не может ничего изменить в своей жизни на неинтересной работе?

Мы говорили вначале о том, что стоит понять, чего она ждет от своих родителей, и почему условием получения этого должна быть такая серьезная жертва с ее стороны.

Мы говорили о том, что желание признания со стороны — признак детской психики, а взрослый человек должен учиться получать признание прежде всего от себя самого. А также от людей, которые для него являются настоящими авторитетами. И тут важно проверить свои авторитеты. Почему этот человек для меня эксперт, а его мнение заслуживает моего пристального внимания? Эти люди должны вначале доказать мне, что они могут быть справедливыми и могут увидеть сущностное (а не только то, что им удобно). Действительно ли конкретный человек — авторитет, или это просто какой-то яркий человек, который наделен мною лично миссией меня оценить? Но если быть честной, я никогда не видела, чтобы он кого-нибудь оценил справедливо. Он либо восхищается кем-то, кто ему удобен или полезен, либо не видит очевидно хорошее, либо несправедливо обесценивает. Научиться получать признание от самого себя и настоящих экспертов в своем деле — это первое.

Мы говорили о деньгах. Это большая тема, но, как правило, деньги становятся сверхценностью при отсутствии чувства самоценности — результата умения давать признание себе самому и судить себя самого по справедливости.
И, наконец, мы говорили — это была самая сложная тема — о том, как найти собственное дело, занимаясь которым, я переживаю себя как ценного человека. Такой путь с большой долей вероятности защитит от эмоционального выгорания в различных формах и сделает жизнь человека по-настоящему экзистенциальной. Что мне нравится? Что мне нравилось в детстве? В юности? Что не надоедало? Где я был успешен? Кто-то, может быть, говорил о каких-то моих талантах? Вспоминайте. Это и есть ваше будущее дело, которое сегодня, в наш богатый на сферы приложения талантов век, имеет все шансы стать профессией!

Подведем итоги: признание семьи во взрослом возрасте постепенно заменяется самопризнанием. А отношения «взрослая дочь-родители» просто становятся дружескими — на равных: в таких отношениях мы все взрослые самодостаточные люди, которые ценят друг друга и себя самих и с иронией относятся к слабостям близких, и с самоиронией — к своим.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »