Как у современного человека формируется зависимость

«Хочу, чтобы у меня в жизни всё было легко, быстро и интересно»

Мар 12 • Темы неделиКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)

Что такое зависимость? Почему она возникает? Какие виды зависимости наиболее распространены у современного человека? Можно ли преодолеть зависимость, и как это сделать? Об этом мы поговорили с Алексеем Большаниным — экзистенциальным терапевтом, психологом киевского центра экзистенциального консультирования «Вiдновлення», преподавателем Международного Института Экзистенциального Консультирования (МИЭК), автором книги «От пустоты к наполненности жизни» (Киев, 2014). 

Как формируется зависимостьАлексей, что такое зависимость, с точки зрения того подхода, в котором Вы работаете? Каков механизм ее возникновения и развития?

В этом вопросе я считаю своим главным учителем Саймона дю Плокка, лондонского профессора, представителя британской школы экзистенциального анализа. Так вот, в британской экзистенциальной традиции сейчас отсутствует термин «зависимость», потому что практически невозможно определить, что такое зависимость патологическая, которую нужно лечить, и зависимость в рамках нормы. Ведь независимых людей нет, все мы зависим от воды, воздуха, пищи, отношений с другими людьми. Более того, есть легальные варианты наркомании. Стоит открыть справочник по наркологии, и вы увидите, что кофеин, никотин и этиловый спирт — это признанные, легальные наркотики.

В британской экзистенциальной традиции сначала говорили не столько о зависимости, сколько о зависимом поведении, затем стали говорить о понятии «зависимого бытия». Когда я начал углубляться в эту тему, я стал анализировать этот феномен не как «зависимое бытие», а скорее как «зависимое мировоззрение».

Что такое «зависимое мировоззрение»? С одной стороны, это гедонизм, стремление к удовольствию. Одна моя клиентка очень хорошо сформулировала основной принцип подобного мировоззрения: «Я хочу, чтобы у меня в жизни всё было легко, быстро и интересно». Это можно назвать девизом любого наркомана, алкоголика, зависимого — в их установках и поведении присутствует этот гедонизм. «Хочу, чтобы у меня всё было, и мне ничего за это не было» — второй девиз зависимых людей. Он указывает на очень высокий уровень притязаний и нежелание прилагать к их достижению никаких усилий.

Это стремление к удовольствие — некое врожденное свойство человека или следствие воспитания?

Я считаю, что это скорее продукт нашей современной потребительской модели поведения. Есть замечательный американский фильм «Коммерциализация детства», где рассказывается, как через рекламу, мультики и детские шоу детям американцев прививают потребительский стиль жизни. Фактически, запущена целая индустрия, направленная на то, чтобы из родителей через детей выкачивать деньги на приобретение совершенно не нужных вещей. Пеналы с картинками из мультиков или футболки с персонажами этих мультиков стоят в два-три раза дороже, чем обычные футболки, потому что на них — любимые детские герои. Проанализируйте рекламу, всё построено на формировании у человека гедонизма.

Трудно однозначно ответить на вопрос о том, что такое зависимость. Я думаю, что это способ бегства от одиночества и пустоты, либо заполнитель этой пустоты, то есть это хоть какая-то деятельность, которая значима для человека, которой он посвящает много времени и усилий.

Почему так неэффективна работа с зависимыми? Врачи и психологи лечат человека от зависимости, настраивают человека на борьбу с зависимостью, но не обращают внимания на то, что это, может быть, единственно значимая для него деятельность, стержень, вокруг которого построена жизнь человека. И он руками и ногами за неё держится, потому что без неё он в полной пустоте. В полной растерянности, «кто я, где я, зачем я».

Третий очень важный момент: зависимость — это всегда выбор. Человек сам выбирает тот или иной образ жизни. Отдавая себя во власть, например, алкоголя, люди часто забывают, что в действительности они свободны в том, чтобы пить или не пить. Они в свое время выбрали зависимость от алкоголя, и они могут от нее отказаться — просто это значительно труднее.

Помимо прочего, я анализирую характерные для зависимого мировоззрения жизненные девизы. Таким, к примеру, является непереносимость любого напряжения жизни. Любая конфликтная ситуация, любая ситуация, где возникает напряженность, стресс, какой-то кризис, где нужно сделать усилие и что-то преодолеть, для зависимых людей невозможна, непереносима. Наблюдения за выздоравливающими зависимыми показывают, насколько дискомфортно, неуютно они себя чувствуют, когда при них возникает стандартная конфликтная ситуация. Споры, конфронтации — для них это очень тяжело, хотя они уже выздоравливают.

Какую роль в возникновении зависимости играет неприятие и нелюбовь к себе, низкая самооценка? Или лень и безволие — более важный фактор?

Зависимость — это скорее про отказ от воли, безволие. Но воля вещь интересная, достоверно про нее ничего не известно ни биологии, ни физиологии, ни психологии. Что такое воля? Какими физиологическими механизмами обеспечивается? Какими мозговыми структурами регулируется? Ясно, что это точно не свойство характера и не функция организма. Зато достоверно известно и доказано множеством жизненных примеров, что воля, как и наши мышцы, закаляется, тренируется и может быть развита до невероятного уровня. Конечно, есть природные особенности темперамента, нервной системы, и, как и при тренировке мышц, здесь нужна регулярность, терпение, настойчивость, но воля воспитывается. Другое дело, готов ли я на это работать? А если я убежден и хочу, чтобы всё было быстро, легко и интересно? А быстро и легко не получается…

«Хочу, чтобы у меня в жизни всё было легко, быстро и интересно»

Зависимость — это ещё некий суррогат ценностей, то есть то, что можно быстро получить. Быстрые удовольствия, быстрые достижения. Алкоголь ведь действительно расслабляет, эндорфины вырабатываются. С наркотиками то же самое. Это быстрый заменитель радости, удовлетворенности, спокойствия.

Что касается самооценки, то здесь все обстоит ровно наоборот. Зависимые люди на самом деле очень себя любят и принимают, и самооценка у них, как правило, завышена. Наркоманы и алкоголики — гедонисты, они постоянно озабочены поиском удовольствий для себя, постоянно себя ублажают. Другое дело, что это удовольствие рассчитано на краткосрочную перспективу: здесь и сейчас мне хорошо, а на завтра наплевать.

В своей книге Вы очень интересно описываете идею Мартина Хайдеггера о некоем континууме, на одной стороне которого располагается воля, по центру — желания, а на противоположной его стороне находится зависимость. Я процитирую: «Если человек обладает волей, то он наиболее свободен и эффективен, поскольку способен делать самостоятельный и осознанный выбор, однако выбор предполагает и ответственность за него. Более того, выбирая что-либо, мы вынуждены отказаться от чего-то другого. Одним из способов избегания этих потерь является переход в область желаний. Но желать чего-либо совсем не значит обладать этим. Поэтому уже на этом уровне человек начинает ощущать некоторый дискомфорт и неудовлетворенность качеством своей жизни. Спасаясь от этого дискомфорта, он снова начинает перемещаться по этому континууму, в результате чего происходит дальнейшее сужение его собственного мира». Так человек приходит к зависимости. Получается, все дело в избыточном количестве желаний? Муки выбора между разными возможностями, дверьми, в которые можно постучаться, делают человека зависимым?

Конечно, наличие большого числа возможностей в какой-то мере влияет на формирование зависимого поведения. Помните притчу про Буриданова осла? У него всего два стога было, а у современного человека сотни стогов! Но гораздо сильнее влияет не количество желаний, а неготовность прикладывать усилия. Пошевелиться, сделать что-то для их достижения.

Я ещё лет пять назад понял для себя одну вещь: нашим людям, славянам, противопоказана демократия. Почему? Потому что демократия имеет смысл, когда уровень личной ответственности каждого гражданина достаточно высок. У нас же уровень личной ответственности стремится к нулю, у нас всегда виноват кто-то другой. Президент, правительство, соседи, начальник на работе жить не дает. Виноваты все, кроме меня. И ответственность за бардак вокруг несут все, кроме меня. Тут не может быть никакой демократии.

Выбор хорош, когда у человека высок уровень ответственности. Кроме ответственности в момент совершения выбора, в дальнейшем за этот выбор надо также нести ответственность. У нас же часто человек вроде что-то выбрал, пошел куда-то, причем по своей воле, чуть-чуть покрутился, понял, что ему это не подходит, и бросил. Нет ответственности за то, что мы выбираем.

Есть такой экзистенциальный термин «присвоение». Когда ты что-то делаешь частью себя, частью своей жизни. Жизненные цели — это то, что должно быть «присвоено». Истинная цель — это то, без чего действительно немыслим я как личность, моя целостность. И тогда за «своё» я буду бороться, настаивать, держаться. А пока это не «моё», а что-то внешнее для меня, удаленное, то этим легко пренебречь. С другой стороны, современная культура формирует эту установку, указывает нам, что мы должны быть мобильными, чтобы у нас не было никаких корней и привязанностей.

Сейчас в социальных сетях очень популярна статья о том, что все больше и больше молодых людей отказываются от покупки недвижимости по причине того, что не хотят привязываться к одному городу…

Это тоже показатель. Мобильность — одно из требований современного рынка труда. На Западе, например, очень ценится, если вы получили образование в нескольких вузах: там один курс прослушали, здесь — другой. Компании ценят и повышают сотрудников, которые готовы быстро переехать в другой город или даже на другой континент в интересах бизнеса.

У нас же всё-таки в природе есть потребность заземлиться, укорениться, прикрепиться. И когда нас сейчас пытаются от этого отучить, то человек, конечно, начинает чувствовать какую-то пустоту. Как раз из-за этого и возникает ощущение пустоты в душе: вроде бы значимые вещи обесценили, говорят, что они не значимы, а на их место приходят другие ценности: потребление, успех, гедонизм.

Вы пишете о разных видах зависимости: от покупок, от еды, от болезней, от патологических отношений, от «маниакального саморазвития», от секса. Какие виды зависимости наиболее распространены у современного человека?

Самое распространенное явление в нашем постсоветском обществе — это забота о детях. Замечательная вещь, но даже при самом благоприятном развитии событий, когда родители искренне, из лучших побуждений хлопочут о детях, дети не могут быть основным смыслом жизни. Рано или поздно они вырастают и заводят свои семьи. В таком случае родители иногда становятся хорошими бабушками и дедушками и начинают жить ради внуков, а чаще всего они начинают болеть, а порой и умирать.

Я сталкивался со статистическими данными, согласно которым в России 61% мужчин и 38% женщин в течение года после выхода на пенсию заболевают каким-то смертельным, неизлечимым заболеванием. Это может быть следствием того, что работа раньше занимала все мысли человека, была его смыслом жизни, и когда она закончилась, смысла в жизни не стало.

Еще раз вернемся к вопросу о том, что такое зависимость, и как отличить ее от нормальной ситуации. Могу привести два примера. Первый — это кофемания. Для одного это зависимость, а другой просто получает удовольствие. Если человек не может без чашки кофе ничем другим заниматься, его утро начинается с кофе, и если он кофе не выпил — то из рук всё валится, работа не идет, раздражительность откуда-то появляется, а после того, как выпил кофейку, жизнь налаживается, — это уже зависимость. Человеку, у которого нет зависимости, может нравиться аромат кофе, но если потребуется отказаться от него (например, во время беременности), то он спокойно живет без кофе.

«Хочу, чтобы у меня в жизни всё было легко, быстро и интересно»

То же самое относительно сигарет. Сигарета может быть зависимостью, а может и не быть. Когда у человека каждый час перекур, когда к концу этого часа все его мысли полностью сосредоточены на предстоящем курении, когда он даже режим дня планирует от сигареты до сигареты, структурируя таким образом свою деятельность, тогда курение становится основой его жизни, и тогда это зависимость. Если такой человек бросает курить, то он в полной растерянности. Как планировать день, к чему привязываться?

Существует огромное множество способов заполнить пустоту и уйти от чувства одиночества. Возьмем, к примеру, социальные сети. Частое явление: чем больше виртуальных друзей в фейсбуке, тем острее чувство одиночества. У меня было уже несколько таких клиентов: несколько тысяч контактов в сети, и при этом они одинокие. Одиночество среди людей — новое явление нашего века.

Я думаю, что это происходит от отсутствия открытых, теплых отношений. Сейчас почти нет дружбы в том смысле, в каком она раньше была. Есть товарищеские, партнерские, деловые отношения, но именно дружеских, когда можно быть самим собой с другим человеком, почти не бывает. Из-за этого возникает одиночество.

Зависимость от «лайков» в социальных сетях — это тоже способ заполнить пустоту?

Трудно сказать до конца, что такое «лайки». «Лайк» — это проявление себя, выражение каких-то своих предпочтений, потребность в самореализации, в проявлении своих вкусов, интересов. Открыто писать о своем мнении — это опасно, за него надо самому отвечать. Поэтому легче не писать пост, а репостить или лайкнуть. То есть тех людей, у кого есть смелость на выражение своего мнения, его отстаивание и защиту, становится всё меньше и меньше. Поэтому «лайк» — это своего рода робкая попытка проявиться. Это действительно очень важно. Каждому из нас надо как-то проявляться, быть замеченным, быть принятым. Каждый из нас нуждается в поощрениях, поддержке, потому что без этого действительно засыхаешь.

Помимо зависимости от соцсетей есть шопомания, тоже очень популярная. И поскольку сейчас финансовый кризис, то шопоголикам хочется если не купить — то хотя бы посмотреть. Деньги — это некоторый энергетический потенциал. Когда их много, даже употребляют такое выражение: «Деньги карман жгут». И когда вы тратите деньги, вы переживаете некоторую разрядку, в том числе на физиологическом уровне. А походы по дорогим бутикам при отсутствии денег — это тоже своеобразный способ убить время и иллюзия сопричастности чему-то богемному, крутому.

У многих игроманов то же самое. Просадил пару сотен тысяч рублей — и счастлив.

Трудоголизм — это тоже попытка убить время? Сейчас очень многие люди ругают себя за то, что свое свободное время они тратят на себя, отдыхают, вместо того чтобы работать. Это зависимость?

К этому вопросу уместно подойти немного с другой стороны. Я своих клиентов всегда спрашиваю: зачем ты работаешь? Если у человека есть четкий и конкретный ответ, зачем он работает и на что зарабатывает, то он никогда не станет трудоголиком.

Или спрашиваю: зачем тебе деньги? У человека должно быть четкое представление, как он будет ими распоряжаться, чего ему не хватает, каковы его цели. Но подавляющее большинство людей этот вопрос поставит в тупик: как это зачем? Все работают, надо быть успешным, надо зарабатывать деньги. Так человек становится заложником своей работы, своих доходов, своего социального статуса.

«Хочу, чтобы у меня в жизни всё было легко, быстро и интересно»

А если человек работает ради какой-то важной цели, призвания? Например, я преподаватель, ученый, врач, и я много работаю, потому что для меня это возможность реализовать себя и помочь другим. Является ли в данном случае трудоголизм опасным сигналом, или в этом случае много работать, мало спать, мало отдыхать — это нормально?

Если это стремление человеческое — то, что мы называем «делом его жизни», то это нормально, при условии, что у него будут ещё несколько важных, значимых занятий. Например, семья, дети, хобби. Если у человека есть какие-то параллельные, пусть и не такие значимые, но достаточно весомые в его жизни дела, то он не впадет в зависимость. Главное, чтобы было, на что переключаться хотя бы периодически.

Если этого нет, опасность существует. У многих ученых, у людей творчества, поэтов, музыкантов, художников наблюдается даже не зависимость, а одержимость. Ван Гог, например, мог работать сутки напролет, не спать, не есть — он писал свои грандиозные труды до истощения.

Но вдруг такой человек лишится возможности заниматься своим делом? Например, человек был актером, звездой сцены и, получив травму, больше не смог выступать на первых ролях. Но он с раннего детства этим жил, это было смыслом его жизни. И с семьей у него не сложилось: развелся с женой, ребенок остался с ней. Все, у него начались суицидальные мысли, поскольку исчезла главная жизненная опора. К этому очень часто ведет одержимость, зацикленность на работе.

С трудоголизмом более-менее понятно. А почему возникает зависимость от секса?

В моей практике было два таких случая, оба мужчины, которые заявляли, что они сексоголики. В действительности один из них утверждал за счет секса свою мужественность — других возможностей это делать он не видел. Для него мужественность определялась числом покоренных им женщин. А второй человек был движим обычной скукой, и очередная новая женщина на время ее развеивала. То есть секс сам по себе ему был не слишком нужен, ему нужно было чем-то заполнить жизнь. Не хватало острых ощущений, адреналина. Но чтобы заняться каким-то экстремальным видом спорта , надо напрячься, куда-то ездить, что-то делать. А тут все без особых усилий — позвонил, вызвал проститутку. Это проявление именно зависимого мировоззрения.

На самом же деле, настоящих сексоголиков крайне мало, и на физиологическом уровне постоянная потребность в сексе расценивается как нарушение гормональной деятельности. Всё остальное — это суррогат чего-либо.

Политическая активность, например, выход на митинг — это тоже суррогат чего-то настоящего?

Сложно сказать однозначно. Выход человека на митинг определяется либо его стремлением выразить какую-то идею, ценности, принципы, либо это проявление стадного инстинкта. Как правило, подавляющее большинство — это, к сожалению, вторые.

Ведь если человек имеет собственную позицию, её лучше выражать не на массовом митинге. Сейчас есть замечательная площадка для этого — интернет, она позволяет создать информационное поле, что в принципе невозможно сделать в толпе. Для проведения идеи в жизнь нужен интеллект.

Например, написать заявление, статью, декларацию, петицию, открытое письмо —это реальное действие, и оно приведет к каким-то последствиям. Можно подать в суд, бороться за свои права или за права бездомных животных, но важно говорить делами. Важно понимать, что на митинге действуют эмоции, а всякая идейная борьба требует интеллектуальной работы. Она невозможна в толпе.

«Хочу, чтобы у меня в жизни всё было легко, быстро и интересно»

Есть люди, которые посещают митинги ради того, чтобы просто побыть среди людей. Это даже не тоска по единомышленникам, а просто желание, чтобы кто-то был рядом. Неважно кто. Бывает, что ради этого некоторые люди ходят и на проправительственные, и на опозиционные митинги.

Вообще, у нас один из основных духовных, экзистенциальных мотивов — это стремление принадлежать к чему-то большому, великому, большему, чем я сам. Обычно люди приходят к этому в достаточно зрелом возрасте, для молодости больше характерен настрой на индивидуализацию. А во второй половине жизни человек приходит к тому, чтобы ему хочется быть сопричастным чему-то большему. Это нормальная потребность, но иногда она принимает искаженные формы.

Если человек обнаружил у себя зависимость, которая мешает ему жить, но чувствует, что у него недостаточно воли, чтобы с ней справиться, что ему делать?

Самое первое — обращаться за сторонней помощью. Лучше, конечно, к специалисту. В идеале — к экзистенциальному. Но можно и к хорошему другу, близкому человеку. Главное, чтобы тот не состоял с ним в созависимых отношениях. Это важно, поскольку в ситуации зависимости человек не видит возможностей, путей выхода, не чувствует внутренних ресурсов. Без помощи у многих не хватает ни сил, ни жизненной энергии просто расшевелиться и начать что-то делать.

Если бы я был психиатром, то сказал бы, что любая зависимость — это патология волевой сферы, как, например, депрессия — патология эмоциональной. Но, будучи экзистенциалистом, настаиваю на том, что безволие или слабоволие — самостоятельный выбор самого человека. Он, правда, может быть осознанным или неосознанным, но в подавляющем большинстве жизненных ситуаций мы сами выбираем: быть нам сильными или слабыми, здоровыми или больными, победителями или проигравшими.

Другой человек, в идеале специалист, поможет этому человеку, во-первых, «прийти в сознание» — осмыслить этот свой выбор. Затем осознать значимость именно этого выбора. Владимир Леви в книге «Куда жить» писал, что одним из главных достижений зависимого становится осознание собственной свободы: «Я могу пить, а могу не пить. Все зависит только от моего решения». Одно это — уже колоссальное освобождение от зависимости. В-третьих, только другой человек может стать на короткое время «толкателем», дополнительным мотиватором, вдохновителем на изменения, когда своих ресурсов ни на что не хватает.

Второй важный момент — это восстановление утраченных возможностей. Того значимого, от чего я отказался под давлением обстоятельств. В этом плане жизненно необходимо вспомнить свои подростковые мечты, которые так и не были реализованы.

Очень хорошо помогает возвращение каких-то творческих способностей, если человек в свое время отказался от стихотворного творчества, живописи, от пения и танцев, в общем, проявления себя в творчестве. Может быть, стать звездой сцены уже поздно, но заниматься этим в качестве хобби — вполне. Утраченные возможности, как я их называю, — это «закопанные таланты», их надо найти, почистить, отряхнуть и начать применять. Вообще, люди буквально расцветают, начиная говорить о своих подростковых мечтах.

А если человек не верит в себя, думает, что у него не получится?

Тут надо работать с надеждой. Раз ты пришел к психологу, решил разобраться со своей проблемой, значит, на что-то надеешься, веришь, ищешь помощи того, кто может поддержать. Почему так успешна реабилитация внутри различных религиозных конфессий? Потому что когда человек находит опору в Боге, ему становится легче. Бывает, что кто-то другой в нас верит, близкий, родственник, и помогает его надежда. У меня в клиентах был наркоман, который пришел ради своей жены. Она очень сильно верила в него. И это придавало ему силы, давало опору. Ради этого он устроился на работу и преодолел множество трудностей.

Какие ценности, с Вашей точки зрения, дают опору, помогают жить?

У Серена Кьеркегора есть замечательные рассуждения по поводу способов жить, которых он насчитывает четыре: обывательский, эстетический, этический и религиозный. Обывательский способ жить — это конформизм, стремление жить «как все». Эстетический — это поиск удовлетворения своих желаний, своего «хочу». Этический — я делаю то, что «надо». Религиозный — когда я живу в согласии с заповедями, данными религией. И у него есть понятие «абсолютный выбор», который человек делает или не делает, когда его эстетический способ жизни зашел в тупик, когда он получил все, что хотел.

У современного человека нет потребности в реальных достижениях, потому что все, что ему хочется, можно получить бесплатно или в кредит. Родители ребенку покупают всё, на что он показал пальцем. У него не остается в мечтах ничего такого ценного, чего бы ему хотелось. Но что даром дается, то даром и проходит. Можно купить дом в кредит, машину. Всё очень легко и доступно. И это делает людей зависимыми, отучает прикладывать усилия.

Но ведь если человек берет кредит, ему нужно его выплачивать, и это тоже требует приложения усилий…

Работа уже не является усилием. Кьеркегор рассматривает работу как долг зарабатывания на хлеб, а у нас это настолько естественно, что вопрос стоит только один: любимая работа это или нелюбимая, доставляет удовольствие или нет. К чему я упомянул про «абсолютный выбор» Кьеркегора? Человеку в какой-то момент нужно сделать выбор: жить дальше, как хочется, или делать то, что надо. Этот выбор очень трудный. Особенно когда тебе внушают, что жизнь должна походить на постоянный праздник, нескончаемое счастье. Поэтому я и считаю, что зависимость от комфорта и успеха самая коварная — она разрушает наши человеческие качества.

У человека есть четыре основных измерения, в которых он живет: физическое, социальное, психологическое и духовное. Зависимость от комфорта замыкает на физическом уровне — это то, что связано с красотой, здоровьем, безопасностью. Зависимость от успеха замыкает человека на социальной сфере — это наши контакты и социальный статус. Современные люди всё чаще оказываются замкнутыми в физическом и социальном измерении при полной атрофии духовного и психологического. Они теряют связь со сферой трансцендентального. Сейчас на косметику тратится в десятки раз больше средств, чем на космические разработки. Если раньше полет Гагарина был событием национального и мирового масштаба, все плакали, то сейчас это никого не интересует — лишь бы тушь не смывалась, а помада не стиралась.

«Хочу, чтобы у меня в жизни всё было легко, быстро и интересно»

Личность сейчас не нужна, она опасна для потребительского общества. Чем больше у вас идей, принципов, идеалов, которые составляют личность, тем менее вы управляемы, тем менее послушны. Кстати, зависимость и чувство пустоты возникают у тех людей, которых не удовлетворяют эти два измерения — физическое и социальное, у них есть тоска по чему-то большему, им тесно, они задыхаются в этих рамках. Но они не знают, что это такое, по чему тоскует их душа? Поэтому так значим другой человек, который может показать, что в жизни есть еще нечто важное. Тогда людям открываются новые горизонты, они воспаряют духом.

Среди моих пациенток было много женщин около 40 лет, очень успешных, но без семьи, без детей. И они не понимали: вроде бы у меня все есть, но почему мне так плохо? Почему я болею? Почему я начинаю пить, принимать наркотики? Чего мне не хватает? А оказывается, что они нормальные женщины, им нужна семья, дети. Но поскольку семейные ценности вообще не входили в область их сознания, они не понимали, что не так. И когда они видят, что не так, и что можно сделать, это помогает.

Много ли примеров успешного преодоления зависимости и возврата к полноценной жизни?

Трудно сказать, потому что не со всеми клиентами поддерживается длительный контакт. Думаю, приблизительно 70-80 процентов зависимых, принявших серьезное решение вылечиться, после длительной целенаправленной работы выздоравливают. Я, к примеру, не считаю, что алкоголизм — это пожизненный диагноз, что он не лечится. Наоборот, я настраиваю своих излечившихся клиентов на то, что они — здоровые люди и могут распоряжаться своей жизнью так, как считают правильным.

Для того чтобы преодолеть зависимость, нужно обрести и начать проживать собственную жизнь. Затем сделать ее осмысленной, наполненной и плодотворной. Заниматься только тем, за что бы вы сами в здравом уме и трезвой памяти взялись. В общении быть открытым, искренним и настоящим. Стать и быть кем-то, а не изображать из себя кого-то. Вот, пожалуй и все. Хотя, конечно, понимаю, что каждый из предложенных путей – сам по себе сложен и труден. Но все знают, что «без труда, не выловишь и рыбки из пруда».

Беседовала Анастасия Храмутичева

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »