«И жить не торопится, и чувствовать не спешит...»

«И жить не торопится, и чувствовать не спешит…»

Июл 1 • Авторская колонкаКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Социолог, преподаватель, журналист

«Возраст от двадцати до тридцати крайне важен. 80% судьбоносных событий происходят в жизни человека до 35 лет. Две трети роста уровня доходов приходится на первые десять лет карьеры. К 30 годам больше половины людей вступают в брак, начинают встречаться или жить вместе с будущими спутниками жизни. Личность человека меняется наиболее активно от 20 до 30 лет, а не до или после этого возраста. К 30 годам мозг человека завершает свое развитие. Репродуктивная функция женщины достигает пика к 28 годам».

Мэг Джей, американский психотерапевт и писательница

Постоянное откладывание дел на потом — проблема, знакомая многим современным молодым (и немолодым) людям. Однако в долгосрочной перспективе откладывание дел превращается в откладывание самой жизни, отодвигание каких-то значимых для человека целей и важных задач. Этой животрепещущей теме посвящена интересная книга американского психотерапевта и писательницы Мэг Джей «Важные годы. Почему не стоит откладывать жизнь на потом». Попробую изложить основные идеи автора, которые кажутся мне очень актуальными и для двадцатилетних россиян.

ТРИДЦАТЬ — ЭТО НЕ НОВЫЕ ДВАДЦАТЬ

Современная культура формирует у молодых людей представление о том, что возраст от 20 до 30 лет — это время, когда еще рано брать на себя серьезные обязательства и потому можно пожить беззаботно и свое удовольствие. В противовес поколению своих родителей и тем более бабушек и дедушек, которые довольно рано начинали работать, создавали семью и «остепенялись», нынешнее поколение откладывает важнейшие жизненные решения на период после 30 лет. Это не значит, что это поколение ленивое, легкомысленное и циничное — просто такова культура, и она создает свои нормы, влияющие на умы людей. Вопрос в том, насколько хороши эти нормы и стоит ли им следовать? Давайте разберемся по порядку.

Призвание и работа

Все больше и больше нынешних выпускников вузов на вопрос преподавателей: «Чем вы планируете заниматься после защиты диплома?» отвечают примерно следующее: «Пока не знаю, отдохну немного, а то учеба утомила. Может быть, буду путешествовать». «А работа?» «Работа подождет, еще успею». Наверное, впервые за очень долгое время окончание учебного заведения не влечет за собой обязательного выхода на работу. В английском языке даже появился термин «твикстер» (от англ. betwixt – «ни то, ни се», «ни рыба, ни мясо») — взрослый ребенок, который продолжает жить с родителями и зависеть от них материально.

Но чем чревата такая позиция молодых людей? Автор книги Мэг Джей говорит о том, что подобный неопределенный социальный статус приводит к негативным последствиям в будущем: во-первых, молодые люди не накапливают тот «социальный капитал», который станет основой карьеры и фундаментом их благополучия в будущем. Они часто меняют работу, их резюме к 30 годам разрастается до нескольких страниц, а его содержание зачастую вызывает недоумение потенциальных серьезных работодателей. В конце концов это рождает чувство тревоги, неопределенности, затрудняет выбор постоянной профессии (или постоянной на относительно длительный срок).

Откладывание значимого выбора по поводу профессии и работы приводит к тому, что сделать этот выбор становится все труднее и труднее. У молодого человека возникает ощущение, что перед ним бесчисленное множество альтернатив. А, как известно, наш мозг сопротивляется слишком большому разнообразию вариантов. В психологии известен классический эксперимент «банка джема»: людям, посещающим супермаркет, предлагают образцы для дегустации джема и скидку на покупку одной банки. В том случае, когда покупателям предлагали 24 сорта джема, только 3% из них делали покупку, тогда как ограничение количества сортов до 6 побудило сделать покупку около 30% человек. Слишком большой выбор заставляет большинство людей теряться и отказываться от выбора вообще. Подобная закономерность работает и в случае выбора подходящей работы.

«И жить не торопится, и чувствовать не спешит...»

Отвлекаясь от американских реалий, можно вспомнить опыт трудоустройства в СССР и современной России: ограниченный выбор и заданный карьерный путь в Советском Союзе создавали трудности для людей творческих и имевших желание самим строить свою судьбу, однако большинство людей имели стабильную работу и самостоятельно себя обеспечивали. В современной России карьерных рамок почти нет: после окончания вуза по специальности «филолог» человек может работать хоть учителем, хоть сценаристом, хоть маркетологом в международной компании. Для некоторых людей это создает неопределенность, неуверенность и рождает желание отложить принятие важного решения на потом. А пока «попробовать», не делая выбор по-настоящему. Но как показывает практика, к 30 годам молодые люди, выбравшие такую карьерную стратегию, так и не могут определиться с профессией. Ведь, в действительности, чем позже мы делаем выбор, тем меньше у нас вариантов.

Мэг Джей утверждает, что период с 20 до 30 лет — это как раз то время, когда молодому человеку нужно активно действовать, поскольку именно в это десятилетие происходит большинство важнейших событий, определяющих дальнейшую жизнь.

«Молодые люди двадцати с лишним лет, которые не только находят время на то, чтобы исследовать этот мир, но имеют смелость брать на себя определенные обязательства, создают более сильную идентичность. У них выше самооценка, они гораздо настойчивее добиваются своих целей и реалистичнее воспринимают окружающий мир. Такой путь к идентичности приводит к получению ряда положительных результатов, таких как более отчетливое ощущение собственного «я», более высокая удовлетворенность жизнью, повышенная способность справляться со стрессом, более сильная склонность к логическим рассуждениям и сопротивление конформизму».

Когда мы оставляем все на потом, нам придется столкнуться со слишком большим числом жизненных задач: добиться успеха в работе, создать семью, родить ребенка или нескольких, обеспечить финансовое благосостояние, купить квартиру, накопить на образование детей — и все это в очень короткий промежуток времени. Многим из вышеперечисленного очень трудно заниматься одновременно.

Любовь и семья

Этот выбор, с точки зрения Мэг Джей, намного важнее предыдущего, если вообще не самый важный в жизни. Профессиональная реализация значима, но работу на протяжении жизни мы можем менять, карьерный путь — варьировать в зависимости от наших стремлений и текущих обстоятельств жизни. А решение вступить в брак — это то, что оказывает влияние на всю нашу жизнь (даже в том случае, если этот брак впоследствии распался).

«Если построение карьеры можно сравнить с игрой в блек-джек (когда необходимо видеть карты, чтобы принимать решения; играть двумя руками, запоминая при этом текущие выигрыши; быть готовым рискнуть, воспользовавшись благоприятной возможностью, или вести осторожную игру с каждой очередной картой), то выбрать спутника жизни это все равно что подойти к колесу рулетки и поставить все свои фишки на красное».

Хорошая семья является источником мощной поддержки и школой любви и счастья. Однако, как мы знаем, современные двадцатилетние, в отличие от своих родителей, бабушек и дедушек, не спешат вступать в брак, предпочитая пользоваться теми возможностями, которые им дает личная свобода. Часть из них предпочитают совместное проживание с одним партнером, другие заводят многочисленные любовные связи, легко перебирая партнеров. Институт брака в 20 лет не кажется привлекательным — и не только потому, что молодые люди легкомысленны (это далеко не всегда так), но и потому, что они ждут, что в будущем им больше повезет в любви по сравнению с родителями, которые пережили развод или были несчастливы в семейной жизни. Это ставит перед молодыми людьми новые проблемы.

Из своей личной практики Мэг Джей вывела следующее наблюдение: несмотря на декларируемую ненужность брачных отношений, большинство молодых людей, достигая возраста 30 лет, хотят жениться или выйти замуж или хотя бы найти постоянного любящего партнера. Однако научные исследования феномена позднего брака, которые проводятся относительно недавно, показывают, что если брак, заключенный в возрасте до 20 лет, действительно самый непрочный, то, увы, нет данных, подтверждающих то, что в 30 лет он максимально прочен. Так что тезис о том, что лучше вступать в брак как можно позже, не вполне обоснован.

«Люди, вступившие в брак в более позднем возрасте, действительно могут быть более зрелыми, но у позднего брака масса своих проблем. Вместо того чтобы развиваться вместе в тот период, когда их двадцатилетние «я» еще находятся в стадии формирования, у партнеров, которые начинают жить вместе позже, могут быть уже устоявшиеся привычки и сформировавшиеся качества. А связи, в которых партнеры не стремятся брать на себя обязательства, порой носят разрушительный характер, способствуют формированию плохих привычек и убивают веру в любовь. И хотя долгие поиски действительно позволяют найти более достойного партнера, число неженатых мужчин и незамужних женщин со временем сокращается».

Еще одной проблемой является рост тревоги в отношении личной жизни по мере взросления. Если до 30 лет кажется, что еще есть масса времени, чтобы создать семью, то когда наступает 30, у многих молодых людей начинается паника. Эта паника сильнее у женщин, поскольку, несмотря на все успехи современной медицины, после 30 лет репродуктивная активность организма снижается и родить одного или нескольких детей становится труднее.

Это беспокойство, перерастающее в панику, приводит к тому, что молодые люди в 30 лет принимают слишком поспешные решения о вступлении в брак (по принципу: «сейчас или никогда»). Они могли бы избежать совершения ошибки, если на протяжении предшествующего десятилетия активно готовились к семейной жизни: получали необходимую информацию по этой теме, осмысляли ее и делали более осознанный выбор. Это не означает, что в 30 лет уже поздно, и благополучная семейная жизнь невозможна, отнюдь; это означает лишь то, что в возрасте от 20 до 30 лет не стоит быть непритязательным по отношению к партнеру и тратить время на случайные отношения, у которых мало шансов перерасти во что-то серьезное. Стоит проявлять разборчивость в отношениях и оценивать их перспективы еще тогда, когда впереди действительно есть время, и чувства советуются с разумом.

«И жить не торопится, и чувствовать не спешит...»

Наконец, как пишет автор книги, свободные отношения, к которым привыкли современные люди, таят в себе определенную опасность. Речь идет о так называемом «эффекте сожительства»: молодые люди 20 с небольшим лет считают, что совместное проживание до брака является лучшим способом проверить отношения и в будущем избежать развода. Однако социологические исследования (в книге автор приводит их перечень) говорят о том, что такие пары в действительности менее довольны своими отношениями, и в случае заключения брака вероятность развода у них выше, чем у тех пар, которые не жили вместе до вступления в брак. Это и есть «эффект сожительства».

Почему так происходит? Дело в том, что требования людей по отношению к партнерам, с которыми они живут, обычно ниже, чем если бы речь шла о супругах. Молодые люди рассматривают сожительство как интересное совместное времяпрепровождение, сопровождаемое приятными эмоциями и опирающееся на общий быт, но дверь в таком доме всегда открыта, и отношения разорвать куда легче. Это как бы «пробный брак», в котором люди не стремятся брать на себя серьезные обязательства.

«Результаты последних исследований говорят о том, что самому большому риску эффекта сожительства подвержены те люди, которые всегда живут со всеми своими сексуальными партнерами, пары с разным уровнем обязательств друг перед другом, а также те, кто решил жить вместе ради проверки отношений».

Таким образом, на основании данных исследований социологов Мэг Джей делает однозначный вывод: совместное проживание — далеко не лучший способ укрепить отношения с близким человеком, а непритязательность в выборе спутника жизни в период с 20 до 30 лет может обернуться риском развода или неудавшихся отношений в возрасте за 30.

Что же делать? Быть внимательным к тому, насколько серьезны намерения избранного спутника жизни, не снижать планку взаимных обязательств в любовных отношениях и опираться в своем выборе не только на эмоции и чувства, но и на разум. Ведь возможность выбрать и создать собственную счастливую семью — одна из самых важных перспектив, которые открываются перед человеком в возрасте от 20 до 30 лет. Да и после 30 тоже.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »