tetya_motya

Любовь как фарс

Янв 19 • Культура, РубрикиКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Екатерина Люльчак

Екатерина Люльчак

Журналист, обозреватель, кандидат политических наук

Роман Майи Кучерской «Тетя Мотя» слишком правдивый, прямолинейный, лишенный страз и рюшей для того, чтобы быть женским чтивом. Но именно женщинам книга особенно интересна: в главной героине, той самой тете Моте, каждая рискует узнать и, может быть, даже признать себя.

30-летняя женщина по имени Марина научилась жить в амплуа тети Моти, довольствуясь тем, что имеет и уговаривая себя в том, что, действительно, этим «довольствуется». Тетя Мотя — ее ласковое домашнее прозвище. Восторженный отец, увидевший торчащие из роддомовского кулька румяные щечки, так и решил: Мариной будет — для чужих, а для своих — Матрешка. Так и росла папина Матрешка, надевая на себя один за другим новые кульки-коконы — заботливой дочери, прилежной студентки, скромной невесты, хорошей жены, любящей матери, исполнительного сотрудника. И, в конце концов, сама Марина съежилась в сердцевине этой многослойной конструкции безотказной, покорной, ломовой тети Моти, которая громыхая коконами пытается быть своей, хорошей, родной. Для всех кроме себя.

Но рано или поздно то, что внутри кокона созревает и хватает неясного предчувствия, осеннего солнечного дня, и того, кто увидит в Мотьке Марину. И коконы трещат по швам, открывая ту самую Марину, которая никогда и не верила, что рутина, скандалы, тоска — это и есть ее жизнь. И спаситель, конечно, не такой как все. Он интересен, тонок, он в ней нуждается. И как банально, как предсказуемо распахнутая душа Марины наталкивается на еще более прочные коконы своего возлюбленного — мужа больной жены, приходящего любовника, скучающего эстета. Как в кино не получается, получается снова как у тети Моти — предсказуемо, банально, пошло.

Отдушина — это сын и редакторская работа над письмами провинциального учителя, рассказывающего историю своих предков. В этих письмах все настоящее — долг, честь, любовь, семья. И выбор тогда, в России начала 20 века, делался между преданностью и одиночеством, совестью и смертью, правдой или бесчестием. А что у нее? Выбор между готовкой ужина мужу или получасовым телефонным разговором шепотком в ванной с любовником, обеденный перерыв в гостинице или тоскливые споры о том, кто заберет ребенка из садика? Но для нее — те же любовь, долг, счастье. И кто виноват, что любовь окажется фарсом, а свобода неприкаянностью? Тот, на кого понадеялась, кому доверилась, ради кого сорвала все эти коконы? Или тетя Мотя, которая приросла намертво и прописывает Марине свои рецепты счастья?

Новая, свободная, решившаяся и оправдавшей себя Марина готова отдать все ради любви. Но как не понятно и страшно это для тети Моти, которая пусть и устала, но решать не только за себя, но и за других так одиозно и громко может только femme fatale, а ей путь один — домой. Матрешка не создана для любви внешней, страстной, требующей бесконечных жертв. Ее суть, ее любовь — в ее детях, без которых и не Матрешка она вовсе, а так — деревянная кукла. И пока измученная Марина будет лечить сердечные раны, тетя Мотя заживет сосредоточенным ожиданием своей главной, любви, и в том найдет безусловное, никем не омрачаемое счастье. Тогда-то уставшую от бурного всплеска «настоящести» Марину жизнь бережно вернет в лоно семьи, где та снова окуклится, приноровится, приспособится и еще долго будет жить в своих мягких коконах. По крайней мере, до следующего неясного предчувствия и осеннего солнечного дня.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »