Мятежный протопоп Аввакум и его философия

Мятежный протопоп Аввакум и его философия

Авг 5 • История, НаукаКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Александр Страхов

Александр Страхов

Студент 4 курса факультета политологии МГУ им. Ломоносова

ФАКТЫ

Одним из самых оригинальных деятелей XVII века является священник Аввакум Петров, известный более как протопоп Аввакум — ярый противник церковных реформ патриарха Никона и автор уникального «Жития протопопа Аввакума». «Житие» стало не только первой автобиографией в русской литературе (довольно странно, что её автором оказался священник, который, согласно принципам христианской аскетики, призван смирять свою гордыню), но, пожалуй, первым произведением на разговорном русском языке, который ещё можно услышать от древних стариков в среднерусских деревнях: «Не позазрите просторечию нашему, понеже люблю свой русской природной язык, виршами филосовскими не обык речи красить…».

Фактически вся биография мятежного протопопа известна нам из его собственного «Жития». Аввакум Петрович, сын потомственного священника, родился в 1620 году под Нижним Новгородом. В семнадцать лет по настоянию матери Аввакум женился на кузнецовой дочери Анастасии, которая стала его верной спутницей до самой смерти. В 22 года Аввакум был рукоположен в дьяконы, в 24 — в священники села Лопатицы и сразу стал решительным борцом за веру. Борьба Аввакума за спасение душ своей паствы привела к неоднократному избиению крутого нравом попа. После очередного мученического подвига (взбешённый воевода Шереметев бросил Аввакума в Волгу) церковные власти перевели ретивого священника в Юрьевец, но и там он провёл не более трёх лет и вновь был вынужден спасаться в Москве, в которой уже начиналась церковная реформа. Аввакум сразу стал противником этой реформы, и с этого начались его мытарства.

С 1653 по 1667 год Аввакум успел оказаться в темнице Андроникова монастыря, в ссылке в Тобольске и Забайкалье, Мезени и «тёмной палатке» Пафнутьева монастыря. Иногда его ненадолго возвращали в Москву, но он продолжал «гнуть свою линию» даже перед лицом патриархов других православных церквей. В конце концов он был расстрижен и отправлен в Пустозёрск, где почти 15 лет просидел в землянке, продолжая рассылать письма своим соратникам и работая над своим «Житием».

Боярыня Морозова навещает протопопа Аввакума в тюрьме. Миниатюра XIX века.

Боярыня Морозова навещает протопопа Аввакума в тюрьме. Миниатюра XIX века.

ИДЕИ

Часто протопоп Аввакум видится оголтелым фанатиком, который положил жизнь на отстаивание своей правды и ни о чём другом говорить и писать не мог. Да, борьба с еретическими, по мнению Аввакума, реформами стала его жизненной целью, однако как автор протопоп был тонким богословом, ироничным и разносторонним эрудитом. Уверенность в этом укрепляется с каждым прочтением «Жития». А беседа Аввакума со своей женой по выразительности ничуть не уступает житию святых благоверных князей Петра и Февронии, в котором отражена их глубокая взаимная любовь и подвижническая семейная жизнь: «Я пришол, — на меня, бедная, пеняет, говоря: “долго ли муки сея, протопоп, будет?” И я говорю: “Марковна, до самыя до смерти!” Она же вздохня, отвещала: “добро, Петрович, ино еще побредем”».

Конечно, в эпоху, когда ни одно дело, даже политика, не мыслилось без веры, а царь считался проводником воли Божьей на земле, Аввакум не мог обойти стороной проблемы власти. Как ни странно, в текстах опального священника вопрос взаимоотношения церкви и власти, естественный для церковного деятеля, несколько уступает другой теме — образу идеального правителя. Это неудивительно, учитывая роль и место государя в русском духовно-политическом сознании того времени. В народном представлении правитель должен был быть самым главным ревнителем древнего благочестия, православной веры. Любое отклонение от установленных Богом и предками порядков вызывало Божью кару и, следовательно, недовольство народа. Как раз таким «отклонившимся» правителем, по мнению Аввакума, оказался царь Алексей Михайлович, одобривший проведение церковной реформы. Поэтому опальный священник в своих произведениях поднимает проблему идеального правителя, как бы желая напомнить его обязанности своим сторонникам, противникам и, самое главное, русским царям.

Основным источником, как ни странно, явилось не фундаментальное «Житие», в котором образ правителя не является чем-то важным для повествования. Куда более насыщенными оказываются письма и послания мятежного протопопа, как его политическим и религиозным оппонентам, так и единомышленникам. Наиболее интересными представляются послания царям — Алексею Михайловичу и Фёдору Алексеевичу.

Уже в «первой челобитной» царю Алексею Михайловичу, отправленной весной 1664 года, Аввакум отдельными штрихами обозначает образ идеального правителя. Протопоп называет Алексея Михайловича «государем-светом», и, исходя из дальнейшего, можно предположить, что это не только вежливая формулировка. Аввакум ставит царя выше патриарха, причём не только в политическом, но и в духовном смысле, и наделяет его полномочиями высшего церковного иерарха: «Потщися, государь, исторгнути злое ево [патриарха Никона — прим. автора] и пагубное учение, дондеже конечная погуба на нас не приидет, и огнь с небесе или мор древний и прочая злая нас не постигло». Кроме того, в царе Аввакум видит высшую земную справедливость и обращается к нему как к единственному праведному судье: «Твое бо, света, миловати и спасати всегда, и ныне, и присно, и до кончины».

Конечно, возникает вопрос: почему Аввакум ставит царя выше патриарха? Можно выдвинуть несколько предположений, из которых самое очевидное — личная неприязнь Аввакума к Никону. Можно объяснить такую позицию Аввакума с формальной точки зрения: ряд положений принятого 15 годами ранее Соборного уложения ставил Церковь в известную степень подчинения государству, и в таком случае Аввакум выступал как блюститель светских законов.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ

Итак, уже по первому посланию видно, что идеальный правитель для Аввакума является высшим исполнителем Божьей воли (откуда, возможно, и пошло обращение «свет»), который возвышается и над патриархом, и над воеводами, и над простыми людьми. Именно по этой причине царь должен быть справедливым и милосердным, не судить, но миловать и наставлять (скорее всего, суд в представлении Аввакума является исключительно правом Господа). Для этого правителю нужны благочестивые помощники и советники, к которым Аввакум причислял и самого себя.

С. Милорадович. Путешествие Аввакума по Сибири, 1898 г.

С. Милорадович. Путешествие Аввакума по Сибири, 1898 г.

Подданные, по мысли Аввакума, равны в своих обязанностях перед царём и фактически лишены всех прав перед его лицом: государь может обходиться с ними по собственной воле. Об этом говорят характерные строки из «третьей челобитной» Алексею Михайловичу, отправленной из холмогорской ссылки осенью того же 1664 года: «…Как твоя государева воля, потому что безответен пред царским твоим величеством». На первый взгляд, речь идет об абсолютном произволе правителя и бесправности подданных, однако, религиозное сознание того времени трактовало «государеву волю» иначе: скорее, это воля любимого отца, главы семьи, пекущегося о своих детях.

И, наконец, царь должен быть неукоснительным проводником обычаев своих предков. Это можно понять, обратившись к последней челобитной Алексею Михайловичу, отправленной в 1669 году: «…Вниди паки в первое свое благочестие, в нем же ты порожден еси с преже бывшими тебе благочестивыми цари, родители твоими и прародители». Измена обычаям рассматривается Аввакумом в том числе и как отказ от особого статуса в историческом процессе, о чём говорит отсылка к «Повести о белом клобуке», важному тексту XV века, показывающему преемственность Руси от Рима и Константинополя и особую ответственность перед Богом. Таким проводником Аввакум видит первого русского царя Ивана IV Васильевича, который не допустил бы никакой подобной крамолы: «Никон пресквернейший; от него беда та на церковь ту пришла. Как бы доброй царь, повесил бы его на высокое древо… Миленькой царь Иван Васильевич скоро бы указ сделал такой собаке». Опять же, обвинить Аввакума в оправдании жестокостей «грозного» царя было бы не совсем верно; скорее всего, Аввакум видит в Иване Грозном того самого доброго отца, оберегающего своих чад от бед и крамолы, а высокая цель сохранения «истинной веры», с его точки зрения, по-видимому, оправдывает и крайние средства.

Если же эти условия не соблюдаются, правителя ждёт печальный конец. В пример Аввакум приводит мучительную кончину Алексея Михайловича: «…расслаблен бысть прежде смерти и прежде суда того осужден, и прежде бесконечных мук мучим».

***

Протопоп Аввакум был сожжён в срубе 24 апреля 1682 года в Пустозёрске вместе со своими соратниками. Однако его богатое наследие уже стало достоянием сначала небольшой части русского народа, разбросанной по глухим углам страны, а затем и всеобщим, и заняло почётное место в истории русской словесности.

Полное собрание сочинений и другие материалы, посвящённые Аввакуму, можно найти в электронном научном издании «Житие протопопа Аввакума».

Заглавное фото: Г. Мясоедов. Сожжение протопопа Аввакума. 1897 г.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »