«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

Окт 27 • Общество, Популярные темыКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 3,00 out of 5)

Кате — 31 год, Диомиду — 36 лет. У пары трое детей — шестилетняя Злата, четырехлетний Ваня, а совсем недавно на свет появилась очаровательная Полина. Мы поговорили с ними о радостях и трудностях многодетной семьи, планировании времени, бюджета, решении конфликтов в семье, подходах к воспитанию детей, а еще о том, где они черпают силы и вдохновение для любви и творчества.

РЕШЕНИЕ ИМЕТЬ НЕСКОЛЬКО ДЕТЕЙ

Катя: Мы никогда не планировали троих детей, не было эпохального момента, когда мы сказали друг другу: «А давай заведем ребенка». Все-таки ребенок  это не собака. Это решение созрело естественным образом.

Думаю, в этом вопросе на семейные пары очень сильно влияет окружение. Если вокруг люди, которые не очень любят детей, боятся трудностей и проблем, сомневаются и создают из деторождения большую проблему, вряд ли настрой у пары будет положительным. А бывает и наоборот, когда пример знакомой многодетной семьи, у которой все хорошо, подталкивает к выбору в пользу рождения очередного ребенка.

Еще имеет место опыт родительской семьи. Мой муж вырос в многодетной семье, для него с детства это естественная ситуация. У моей мамы нас с сестрой было двое.

Почему мы вообще решились на рождение детей? Мы просто воспринимаем их появление как естественное течение нашей жизни. Мы все взрослеем, учимся в школе, идем в институт, идем работать  и это не вызывает ни у кого вопросов «а надо ли?». Да, есть те, кто идет наперекор обществу, но для большинства это достаточно естественные вещи. И если воспринимать появление детей как часть жизни, то захочется и одного, и второго, и, может быть, даже третьего.

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

К сожалению, не бывает, что все всегда распрекрасно. Даже если ты очень хотел много детей, безумно любишь свою семью, бывают моменты, когда волком выть хочется, и тоска одолевает. Но думаю, это бывает у всех, и у несемейных и бездетных тоже. Сама по себе многодетность тут ни при чем — в любой ситуации человека что-то может угнетать. Ведь даже от очень любимого дела люди устают. То же самое с детьми. Даже если созданы все условия: няня, домработница, дети растут послушными, то не бывает так, что женщина не устает.

ТАЙМ-МЕНЕДЖМЕНТ В МНОГОДЕТНОЙ СЕМЬЕ

Катя: Самый частый вопрос ко мне «Как ты успеваешь с ТРЕМЯ?». На это я отвечаю популярным анекдотом:
— Как вы все успеваете? В чем ваш секрет?
— Мой секрет прост: я ничего не успеваю.

Со стороны кажется, что с тремя детьми совершенно невозможно ничего успеть. Секрет кроется в том, чтобы точно знать, что вы хотите успеть. Уметь это определять, ставить цели, разбивать на задачи и успешно все это делать — это такой же навык, как и многие другие, он успешно нарабатывается.

В начале своего материнства я узнала про такую вещь, как тайм-менеджмент. Прочитала несколько книжек на эту тему и поняла, что можно что-то делать, а не просто бегать в панике и говорить: «я ничего не успеваю, я ничего не успеваю». Можно что-то придумывать, планировать, разбивать задачи на подзадачи, ставить себе цели, подходить к множеству дел и задач творчески. Не просто плыть по течению и каждый день проживать, как предыдущий — такой бесконечный день сурка, пока дети не повзрослеют.

У меня много своих секретов, накопленных опытным путем. Желание этим опытом поделиться, кстати, вдохновило меня на проведение семинаров и мастер-классов по тайм-менеджменту для других мам.

Во-первых, я стараюсь рано укладывать детей, обычно в 9 вечера. Это освобождает большой кусок времени на личные дела, на хобби. Некоторые мои знакомые засыпают вместе с детьми ближе к полуночи. Честно говоря, я не понимаю, когда у них в таком случае остается время на себя — спокойно выпить чаю, посмотреть кино, позаниматься своими делами, побыть с мужем.

Во-вторых, у меня железное правило: дети не имеют права прерывать мои завтрак, обед и ужин. Если уж я села есть, то прервусь, только если случится что-то из ряда вон — пожар, землетрясение, ну или кто-то упал и нуждается в утешении. Голодная мама — это ужасно.

В-третьих, мне кажется важным, чтобы дети получали свой «фронт работы». Чтобы не только мама крутилась весь день по хозяйству, но и чтобы они убирали за собой, мыли посуду, заправляли кровати, чтобы включались во все домашние процессы. Так мама быстрее освободится и подольше поиграет с детьми.

При этом очень не хочется, чтобы для них это было тягостными обязанностями. Идеальная ситуация, когда дети получают от этого радость, проявляют инициативу. Поэтому я обычно не просто требую: «Посмотрите за младшей», а объясняю: «Посиди, пожалуйста, с сестрой, мне нужно отойти на 10 минут приготовить для всех кашу». И дети понимают, что я не просто так их заставляю, что это наша общая жизнь, и надо друг другу помогать.

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

Мы стараемся, что было хорошо и нам, взрослым, и им. Мы живем не для детей, а вместе с ними — такой принцип нам кажется здоровым. Поэтому мы стараемся приучать детей к тому, что мама может быть занята, или маме бывает нужна помощь. Они понимают, что у меня есть мое личное пространство, и я, например, не могу мгновенно выполнять их просьбы. Если я занята, а они требуют моего внимания, мы просто договариваемся через какое время я смогу ими заняться. Потом спокойно завершаю свои дела, а после обязательно, как обещала, с ними играю, гуляю, разговариваю. Я не игнорирую их просьбы и обязательно откликнусь на них в свое время, но мои желания и потребности так же важны. Хорошо, когда дети это понимают.

Все это дает свои результаты: дети дружат между собой, помогают по дому в меру своих сил, помогают ухаживать за младшей сестренкой — они ее очень любят.

На самом деле, секретов как все успеть очень много! За один присест всего и не расскажешь!

СЕКРЕТЫ ПЛАНИРОВАНИЯ

Катя: Самое важное — четкое осознание своих личных целей. Понять, для чего ты это делаешь, куда идешь. Осознать, что период соплей и горшков когда-нибудь неизбежно закончится. Что дети вырастут, и это произойдет очень быстро: уже лет в 10-12 у них появятся друзья, которые им будут гораздо интереснее, чем родители. И не будет этого бесконечного: «Мама-мама, поиграй со мной!», а ты останешься один на один со своей бесцельной жизнью. Сами по себе дети целью быть не могут.

Почерпнула у знакомых, которые занимаются бизнес-консалтингом, что у каждого человека должно быть видение своей жизни через 5,10, 15 лет. Тогда будет понятно, в каком направлении двигаться и какие для этого использовать средства. Это как поставить точку в навигаторе, выставить конечную цель маршрута. Этот путь вы можете прокладывать разными дорогами, объезжать бесконечное количество пробок, варьировать свой маршрут — но цель у вас остается прежней. Если у вас есть цель, то вы туда рано или поздно доберетесь. Если цели нет, то непонятно, где вы в итоге окажетесь. Иногда видение меняется, корректируется в соответствии с меняющимися обстоятельствами жизни. Смысл не в том, чтобы совсем отменять свои планы, а чтобы гибко приспосабливаться.

Знаете, у меня есть один любимый деятель шоу-бизнеса — Тутта Ларсен. Мне кажется, что по складу характера мы с ней очень похожи. Когда-то давно она вела передачи на MTV, вела светский образ жизни, а потом в ее жизни произошел перелом. Тяжелая ситуация кардинально поменяла ценности. Как-то читала одно ее интервью несколько лет назад, и она одной фразой (тоже, вероятно, не своей) перевернула мой подход к жизни: «Нет проблем, есть задачи». Это очень мудро.

Если ты, сталкиваясь с какой-то трудностью, воспринимаешь ее как проблему, ты никогда не найдешь решение. Если ты переформулируешь ее как задачу, то обязательно решишь, хотя бы частично. Так же и со временем: можно постоянно жаловаться мужу и подружкам, что нет времени, ныть, мусолить эту тему. А можно искать решение, и, как ни удивительно, оно обычно находится.

ХАРАКТЕР РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

Катя: Не могу сказать, что я с детства была очень организованной, но в том, что я могу с легкостью делать домашнюю работу, большую роль сыграла моя семья. Например, мы с родными уезжали на лето в деревню, и там с утра до вечера находились какие-то дела по хозяйству. В 6 утра все — и стар, и млад — поднимались и шли в лес по грибы и ягоды, днем готовили, мыли посуду, после обеда работали в огороде — прополка, поливка и так далее. Вечером оставалось совсем немного времени, чтобы погулять и поиграть.

Тогда мне было тяжело, а сейчас я не в обиде на родителей за такое «трудовое детство». Может, благодаря этому я не боюсь никаких хозяйственных, бытовых дел и привыкла по дому все делать быстро. Нет такого, что я откладываю дело, думая, как к нему подступиться. Нет прокрастинации. Есть задача — уже знаешь, как ее решить. Раскладываешь в голове все по полочкам, выстраиваешь алгоритм действий и быстро все делаешь.

Поэтому и я приучаю детей помогать мне по хозяйству. Бывает, родители долгое время делают что-то за ребенка, даже портфель складывают за него, а потом он сталкивается со взрослой жизнью, и за ним никто не ухаживает, то ему приходится тяжело. Он уже привык, что его «обслуживают». А когда появляются свои дети, то это двойная нагрузка для такого человека, ведь ему еще нужно научиться за собой ухаживать, хотя он мог спокойно освоить это еще в детстве. Чем раньше позволять детям делать хотя бы самые простые хозяйственные дела, тем проще им будет потом во взрослой жизни.

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

РАННЕЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА — ЗА ИЛИ ПРОТИВ? 

Диомид: Я категорически против изучения иностранного языка с пеленок, потому что язык — это еще и мышление. Англичане мыслят иначе, чем немцы, а немцы — иначе, чем русские. Язык очень сильно программирует. И мне кажется, что до определенного возраста важно, чтобы люди мыслили на родном языке.

Катя: На мой взгляд, развитие дошкольника, в первую очередь, должно быть физическим и эмоциональным, эстетическим. Точно не интеллектуальным! Важно чтобы ребенок максимальное время проводил в движении, насидеться он в школе успеет.

Мы всячески стараемся этим заниматься. Устроили из детской комнаты маленький спортзал — шведская стенка, лестница, канат. Ваня в свои 4 года уже умеет лазать по нему. Злата третий год занимается художественной гимнастикой, у нее здорово получается.

Диомид: Дело в том, что любое интеллектуальное развитие — это игра по неким придуманным взрослыми правилам. Позже это нормально, мы социализирумся и изучаем, например, математику. Но математика — это сильно формализованная вещь. И у ребенка, у которого мозг сам по себе еще не развился, зашоривается, потому что это для него неестественно. Ребенок должен развиваться не по правилам, не по учебнику. А когда ребенок подрос, тогда уже можно загружать его математикой.

Катя: У нас рядом есть занятия по подготовке к школе с 4-х лет. На мой взгляд — это перебор. Ребенок 3 года до школы сидит за партой, а потом еще 11 лет в школе. Мне проще по 15 минут в день позаниматься с детьми дома, чем водить их на подобные занятия. Жалко и своего, и детского времени.

Может быть, благодаря этому у Златы огромный интерес к учебе. Не я ее заставляю, а она сама меня просит: «Мама, а давай почитаем, мама, а какая эта буква?» Мы с ней уже читаем, считаем. Интеллектуально ребенка заставлять не надо, он сам догонит, когда ему будет нужно. Его время нужно занять интересными делами, которые развивают физически, эстетически: музыкой, рисованием, поделками и самое главное — спортом.

ФИНАНСОВЫЕ ВИРАЖИ

Диомид: Вопрос бюджета — самый частый вопрос, который адресуют отцу многодетной семьи. Люди сомневаются, что обеспечить троих детей — это реалистичная задача. Я думаю так: если человек сомневается, то лучше не стоит все это затевать.

Я сам из многодетной семьи, поэтому у меня с детства был пример, как это возможно. Да и во взрослом возрасте ты видишь, какие замечательные дети растут, и хочется еще. Думаешь: интересно, а каким будет следующий? И если бы у меня не было к ним такой сильной любви, наверное, я бы такого решения никогда не принял. Потому что дети — это однозначно тяжело. Много работы, усталость, мало времени на себя. Но с ними жизнь намного радостнее и полнее.

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

В Москве вопрос с бюджетом решается: имея нормальную работу, это вполне посильно. Другое дело, что денег не хватает на какие-то крупные покупки, например, хорошую дорогую машину. Но вообще нам грех жаловаться, на все необходимое для жизни (дом, обычная машина, отдых с детьми, повседневные бытовые нужды) нам хватает.

Для людей, которые хотят несколько детей, текущие доходы сразу нужно делить на четыре: во-первых, перестает работать жена (конечно, если она хочет заниматься детьми), во-вторых, половина денег уходит на детей. То есть на себя человек тратит в четыре раза меньше денег, чем если бы он жил один. Соответственно, к этому нужно быть морально готовым.

Но все-таки Москва — это масса финансовых возможностей. В глубинке все по-другому.

Катя: Дети пока не ходят в детский сад и в школу, поэтому перед нами еще не стоит проблема с выпрашиванием дорогих игрушек «как у других детей», которые мы не можем себе позволить. Но морально мы их и себя к этому готовим.

Например, какая-нибудь детская игрушка для планшета стоит рублей 100-150. Иногда, раз в месяц, я им покупаю одну игру. Но недавно было дело, когда понравившаяся им игра стоила 500 рублей. Я поставила детей перед выбором: либо купить сейчас дорогую игру и несколько месяцев не скачивать новые игры, либо на эти деньги мы сможем купить несколько игрушек.

То есть я не просто разрешаю или запрещаю, я предлагаю им сами подумать и оценить альтернативы. Важно их этому учить, потому что, конечно, обязательно будут ситуации, когда они будут просить то, что мы не сможем себе позволить.

Всегда важно объяснять, что стоит за родительским решением. Если мы отказываем им в шоколаде, то объясняем, почему — значит, зубы заболят. Они должны знать причину отказа, должны понимать, что это забота о них, а не родительская прихоть.

ПОДДЕРЖИВАЕТ ЛИ ГОСУДАРСТВО?

Диомид: К сожалению, государство нас почти не поддерживает. Есть какие-то программы поддержки, некоторые налоги мы не платим, но эта помощь практически неощутима. И о каком-то стимулировании многодетности, о какой-то целенаправленной работе речи не идет, хотя это декларируется на уровне национальных задач. С нашей демографической ситуацией этим обязательно нужно заниматься, но этого нет. Все это существует на уровне лозунгов: «Стране нужны ваши рекорды», но на самом деле они никому не нужны, кроме нас самих.

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

Катя: Я как-то читала проект закона о многодетных семьях.Там хотели освободить многодетные семьи от подоходного налога, снизить ставку по ипотеке с рождением каждого последующего ребенка, например. Вот это была бы действительно стимуляция рождаемости! Сейчас люди рожают детей, рассчитывая только на собственные силы. Это не претензия к государству: ах, мы рожаем, а вы нам должны. Нет, рожаем мы для себя. Но почему-то государство декларирует многодетность как цель, а все тяготы ложатся на плечи конкретной семьи.

Диомид: Когда думаешь, что можно было бы сделать исходя из имеющихся возможностей, даже не увеличивая расходы, то в голову приходят простые вещи: можно дифференцировать налоги, брать чуть-чуть побольше с бездетных и снизить нагрузку на многодетных. Особенно на тех, у кого четверо-пятеро детей. Это не сложно, но справедливо. Ведь это наши дети будут служить в армии, содержать пенсионеров, которые в свое время не рожали детей.

ОТНОШЕНИЕ К МНОГОДЕТНЫМ В ОБЩЕСТВЕ

Катя: Когда я слышу о том, что многодетные семьи сталкиваются с осуждением, у меня возникает ощущение, что я живу на какой-то другой планете. Люди очень доброжелательно относятся к нашей семье! Я еще ни разу не встречала откровенного хамства в духе «Понарожали тут!». Наоборот, все умиляются.

За все три беременности мне только однажды не уступили место в метро, да и то, потому что видно было, что люди устали после работы, кто-то спал, кто-то читал, меня с животом просто не увидели. Да я никогда и не напрашиваюсь. Если кто-то уступает по доброй воле — спасибо им большое.

Ощущение такое, что я езжу в каком-то другом метро, чем те люди, которые жалуются на негатив. Я думаю, у таких людей внутри есть претензии к окружающим. Неважно, один у них ребенок, два или много. Когда человек требует что-то от общества, какого-то особенного отношения, то чаще всего сталкивается с прямо противоположным. Он начинает замечать не то хорошее, что люди делают для него, а как раз наоборот, подмечает то, что ему недодали по его мнению.

Это следствие завышенных ожиданий. Когда человек рассчитывает только на себя, что он может сам справиться с коляской, выстоять всю очередь даже с ребенком на руках, то если ему неожиданно помогают, он воспринимает это как подарок. Но если ты вышел на улицу и ждешь, что тебе все должны, то и получишь в ответ отпор.

И потом, к чему эти обсуждения, жалобы? Ну не уступили место, ну ладно, но ведь начинают: какой у нас народ плохой, место не уступают. Свою проблему, свое видение мира начинают проецировать на мир в целом. Лично у нас с социумом проблем нет, проблемы бывают с отдельными людьми.

ВОСПИТАТЬ ПЕРВОГО, ВТОРОГО, ТРЕТЬЕГО − НО КАК?

Катя: Я очень люблю анекдот из жизни. Одна мама жалуется: «Мне говорили, как надо стерилизовать бутылочки, но никто не рассказывал, что делать, если ребенок облизал колесо машины». С первым ребенком слишком много заморочек и переживаний по любым поводам: когда первый зуб вылезет, когда пойдет, когда начнет на горшок садиться. А начиная со второго ребенка, ты уже успокаиваешься, расслабляешься и начинаешь действительно материнством наслаждаться. Ведь прекрасно уже понимаешь, что первый зуб вылезет в срок, пойдет ребенок обязательно и от горшка никуда не денется. Предыдущий родительский опыт очень помогает, потому что ты уже не паникуешь, нормально реагируешь на бытовые мелочи.

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

Но всё же дети разные, у каждого свой характер. Если бы все зависело от того как мы их воспитываем, то все дети были бы одинаково послушны или, наоборот, сплошь хулиганьё. В воспитании все индивидуально. Ваня покладистый, и просто отругать — это уже огромная трагедия для него. Как же так, папа меня отругал?! А Злату иногда шлепнуть — святое дело, она без шлепка часто не понимает. Она слишком динамичная, часто не может остановиться. Полина характер пока не проявила, она еще загадка для нас.

И еще: их интересы мало зависят от воспитания, хотя современные гендерные теории хотят нас убедить, что мужчиной или женщиной нас делают исключительно установки родителей. Ничего подобного! Я могу точно сказать: у моих детей очень рано начинало прослеживаться половые различия по характеру тех игр, в которые они играли. Злата к годику любила возиться с вещами, примерять их, а Ваня сразу тянулся к машинкам, кубикам.

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

Часто на семинарах у меня спрашивают, как не отдалиться от первого ребенка после появления второго. К сожалению, бывает так, что когда люди рожают второго ребенка, первого очень сильно отодвигают на второй план. «Ой, не подходи, он маленький, ты его ушибешь». То есть выключают старшего из общения с младшим. А старших детей нужно привлекать к уходу за малышом: чтобы помогал памперс менять или бутылочку подносить. Старшему важно чувствовать свою нужность, значимость, тогда проблем с ним будет в разы меньше. И ревность вряд ли появится.

МАТЕРИНСТВО ДАЕТ ИМПУЛЬС К РАЗВИТИЮ

Я жила совсем другой жизнью, пока не родила ребенка. Это момент радикальной перемены всего. Честно говоря, я не была готова к тому, что случилось после родов, хотя много читала соответствующей литературы. В нашем обществе настолько мало детей, что у нас о них искаженное представление: мы их представляем себе либо в розовых рюшечках, в глянце, либо в ужасе думаем про детские истерики, вспоминаем мам, которые ругают детей в песочницах. Поэтому мы не готовы столкнуться с тем, что произойдет — с жизнью. А в жизни бывают и рюшки, и истерики, и черное, и белое, а чаще всего серое в крапинку, и ты представления не имеешь, что с этим делать, хотя можешь иметь 2 высших образования и окончить кучу курсов по подготовке к родам.

Мой первый ребенок дал мне толчок для развития. Не всем мамам нужно именно то, что нужно мне: сидеть дома, возиться с малышней, заниматься рукоделием и варить обеды. Кто-то хочет продолжить карьеру. Но многие мои знакомые после рождения детей пробуют найти себя в чем-то новом. Кто-то открывает для себя рукоделие, кто-то пишет детские книги, другие занимаются организацией детского досуга, игр, походов с детьми, устраивают совместные закупки, придумывают интересные проекты, связанные с детьми.

Катино творчество

Катина шкатулка с рукоделием

Материнство можно и нужно воспринимать как возможность узнать про себя что-то новое, как возможность подняться на новую высоту. Не просто «ладно, я год посижу дома, помучаюсь до садика или до няни, потому что бабушки просят ребенка — а дальше все вернется на круги своя». Этого не будет. Женщина этого не понимает, не осознает — но с рождением ребенка она уже изменилась. Даже если она выйдет на работу, окунется в рабочие дела, то ее отношение к работе будет другим. Если ребенок заболеет, у мамы всегда сердце будет не на месте, даже если работа очень нравится.

Есть такое выражение: если у женщины дома не в порядке, то и на работе будет беспорядок. Если у мужчины на работе беспорядок, у него и дома будет не ладиться. То есть у мужчины и женщины совершенно разные точки отсчета. И вопрос в том, примет ли женщина материнство как дар или откажется как от досадной помехи в своей жизни. А уж как женщина воспользуется этим даром, зависит от нее самой. Лично для меня — это нечто вроде трамплина, чтобы прыгнуть в неизведанное, сделать что-то выше себя, выше привычного.

Я очень благодарна моим детям за то, что они мне дали — возможность заняться рукоделием, идею делиться своим опытом с другими мамами на семинарах по тайм-менеджменту, саму мысль, что свою жизнь можно и нужно планировать.

ИСТОЧНИКИ ЛЮБВИ  В СЕМЬЕ

Диомид: Силы для семьи мы черпаем в детях. А вот что касается времени друг для друга, чтобы побыть вдвоем — с этим сложнее. Понятно, что мы проводим друг с другом меньше времени, чем раньше. Но мы стараемся помнить, что мы не только родители, но и муж и жена. Я заметил, что когда нет времени побыть вдвоем, заняться любимым делом, то и к детям начинаешь относиться хуже. Ставить детей на первое место — это, на наш взгляд, неправильно. Так у людей теряется вкус к жизни, и в результате они не могут передать его детям, в семье появляется строгость, жесткость.

Катя: Конечно, хочется и чаю вместе попить, и фильм посмотреть, и близости хочется. Дети детьми, но ближе мужа никого не будет, мы вместе на всю жизнь.

«Мы живем не для детей, а вместе с ними»

КОГДА НАЧИНАЕТСЯ ФОРМАЛИЗМ, ВЕРА ЗАКАНЧИВАЕТСЯ

Диомид: Христианская вера — это важная часть нашей жизни. Нам бы очень не хотелось, чтобы дети воспринимали веру как формальность. Хочется, чтобы они не только обрядовую сторону видели, но и понимали саму суть веры, ее ценность.

И тут все начинается с себя. Если у родителей глубокие, искренние отношения с Богом, то и дети все это перенимают. Так же, как дети перенимают способ нашего общения с нашими родителями, друзьями. Когда начинается формализм, вера заканчивается. Например, мы не водим их на всю воскресную службу, а только к причастию. Дети не могут пока долго стоять, им хочется игр, движения. И мы, если честно, иногда тоже не можем — иногда сильно устаем и пропускаем службу, а иногда едем без них, чтобы помолиться ни на что не отвлекаясь.

Поэтому нам было особенно приятно, когда Злата, уже повзрослев, сама попросилась на Пасхальную ночную службу. То есть это был ее осознанный выбор, и оттого более ценный и более радостный опыт для нас.

ГЛАВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МНОГОДЕТНЫХ СЕМЕЙ

Катя: Проблемы в многодетных семьях точно такие же, как и во всех остальных. Есть выражение: «один ребенок, двое детей, много детей». То есть после какого-то момента, чаще после третьего ребенка нагрузка уже не сильно возрастает. Двое детей могут быть большим испытанием, чем трое. Самое трудное — именно первый ребенок. Первая беременность, первые роды, первые бессонные ночи, первые тревоги, все впервые. Когда появляется второй, ты уже знаешь, через что тебе нужно пройти и ко всему по-другому относишься.

Можно измучиться с одним ребенком, сказать мужу «ты меня не любишь», подать на развод и разрушить семью. А можно родить десять детей и хорошо их воспитать, если есть поддержка. Все это приходит не сразу, а постепенно. Тут важно понимать, что у каждого человека могут быть ошибки, и нужно дать друг друга время на притирку.

Меня удивляет причина, которой люди объясняют свой развод: мы не сошлись характерами. По-моему, наоборот, разница в характере помогает людям. Супруги, грубо говоря, сидят в одной лодке и гребут: первый может подхватить в один момент, другой в следующий. Если характеры похожи, то, попав в трудную ситуацию, паникеры будут паниковать, тревожные — унывать. Хорошо, когда твоя вторая половинка тебя уравновешивает. По крайней мере, как показывает мой жизненный опыт, дольше и лучше живут вместе люди разных характеров.

«ХОЧЕТСЯ ПОСТАВИТЬ МНОГОТОЧИЕ…»

Хотим ли мы еще детей? Знаете, как в фильме «Весна на Заречной улице», не хочется ставить точку. Хочется поставить многоточие… Мы не знаем, будут у нас еще дети или нет. Это желание приходит изнутри, и мы ориентируемся на свои ощущения. В какой-то момент нам стало казаться, что кого-то не хватает — и родилась Полина. Если мы поймем, что нам кого-то еще не хватает, то почему бы и нет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »