О советском модернизме 50-х – 80-х годов

Незаметная архитектура

Мар 13 • КультураКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Павел Алёшин

Павел Алёшин

Кандидат искусствоведения, поэт, переводчик

Мы, жители Москвы, погруженные в быстрый ритм жизни мегаполиса, порой забываем, как прекрасен наш город, его архитектура. Хотя достаточно лишь замедлить шаг, оглянуться — и обязательно увидишь какое-нибудь интересное здание или тихий, уютный дворик. Отчасти и вследствие этой нашей невнимательности так беспощадно, в угоду меркантильным интересам, разрушают многие памятники архитектуры. Часто бывает, что идешь по улице, останавливаешься перед незнакомым пустым местом и думаешь: здесь же раньше был красивый старинный особняк. И сколько таких особняков мы потеряли!

Тем не менее, ситуация с архитектурой XVIII – начала XX века, хоть и вызывает серьезные опасения, все-таки не безнадежна. Трудно незаметно снести старинное здание, на котором значится «памятник архитектуры»: подобные действия все чаще привлекают широкое общественное внимание (тут нужно выразить благодарность и всячески поддерживать такую организацию, как «Архнадзор»). Однако иначе дело обстоит с архитектурой XX века, особенно его второй половины.

Действительно, каждому что-нибудь да говорят такие слова, как «классицизм», «барокко», «ампир», «модерн», «сталинский ампир». Если говорить просто: когда мы, например, видим здание с колоннами, мы осознаем, что имеем дело с архитектурой (понимаем ли мы ее — другой вопрос). Но вряд ли широко известно и, тем более, понятно, что такое «советский модернизм» — этим термином обозначается архитектурный стиль второй половины 50-х – 80-х годов. Вообще, сильно распространено негативное отношение к советской архитектуре этого времени, потому что представление о ней складывается, как правило, через восприятие типовой жилой застройки. Архитектура этого периода многими не воспринимается как архитектура с большой буквы, как искусство. Но ведь строили в то время не только «хрущевки».

Советский модернизм — явление яркое и интересное, он является частью нашего культурного наследия, и, к сожалению, осознается как таковое по большей части лишь специалистами — архитекторами и искусствоведами: редко на действительно замечательных зданиях этого времени можно встретить табличку с надписью «Памятник архитектуры. Охраняется государством».

Вторая половина 50-х – 80-е годы — трудный период для советской архитектуры. После принятия 4 ноября 1955 года постановления № 1871 ЦК КПСС и СМ СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» архитектуру во многом заменило панельное типовое строительство. В основной своей массе индустриальное строительство не отличалось высоким качеством, поскольку от него требовалась максимальная экономия средств. Творческая энергия архитекторов ограничивалась за счет введения государственных стандартов на строительные изделия: все проекты должны были делаться из учета тех стройматериалов, которые предоставляет государство. Творческие поиски не приветствовались и осуждались как формализм. Государство — можно сказать, единственный заказчик — больше не было заинтересовано в архитектуре как искусстве, оно нуждалось не в архитекторах-художниках, а в инженерах-строителях.

Несмотря на это советская архитектура второй половины XX века представляет собой большой интерес, и вопреки всему она оставалась искусством. После осуждения сталинского стиля она стала развиваться в русле интернационального модернизма, который стремился продолжать жизнеустроительные идеи архитектуры авангарда и в то же время ориентировался на утилитарность, лаконизм форм, экономичность, отказ от декора и национальных культурных особенностей — что вполне соответствовало тем требованиям, которые предъявляло к архитектуре советское государство. Даже в условиях жестких ограничений архитекторы пытались творчески реализовывать себя, максимально используя имеющиеся средства, в том числе при работе над типовыми проектами и в промышленном проектировании (хотя, конечно, наибольшие возможности для самореализации им давало участие в конкурсных проектах).

И теперь, после такого долгого вступления, без которого, однако, нельзя было обойтись, хотелось бы на одном примере показать, что многие здания, на которые мы не обращаем внимания — по привычке ли, из-за отсутствия ли у них заметного декора или из-за того, что подсознательно не воспринимаем промышленные здания как архитектуру — на самом деле являются настоящим искусством.
В качестве примера хочу привести комплекс научно-экспериментальной части Российского онкологического научного центра на Каширском шоссе. Этот комплекс был построен по проекту архитектора Станислава Ивановича Белова в 1974 году.

Незаметная архитектура

При разработке проекта архитектор учитывал существующие постройки, расположенные по разные стороны от шоссе — главное здание онкологического центра, а также уже имеющееся здание больницы на 400 коек, здание административно-лабораторных помещений и виварий.

Незаметная архитектура

Необходимо было придать комплексу научной части целостность, найти единое объемно-пространственное решение, которое при этом соотносилось бы с другим комплексом центра, расположенным с другой стороны шоссе. Постройки должны были быть выполнены из сборного железобетона, а наружные стены — из облицовочного кирпича, как и уже имеющиеся здания.

По проекту Белова было построено несколько зданий: здание центрального конструкторского бюро с опытным производством и центральных инженерных служб, состоящее из трех блоков, расположенных под углом друг к другу и повторяющее по своему плану находящийся напротив виварий — вместе с ним оно образует своеобразный внутренний двор комплекса; здание склада для баллонного сырья; здание склада для хранения легковоспламеняющихся жидкостей; здание вакуумного удаления и сжигания мусора, прачечную и многоэтажный крестообразный лабораторный корпус, который своим ясным вертикальным объемом уравновешивает горизонтальные объемы других зданий. Лабораторный корпус соотносится с главным административным зданием онкологического центра, как бы объединяя тем самым разделенную на две части Каширским шоссе территорию, замыкая с двух сторон все архитектурное пространство онкологического центра. Таким образом, Белов, используя выразительные возможности взаимодействия простых геометрических объемов, придал комплексу органическую цельность и единство пространства.

Интересно и архитектурное решение зданий, каждое из которых соотнесено друг с другом. Вертикаль крестообразного здания лабораторного корпуса усилена благодаря динамике соотношения четырех блоков, из которых оно состоит, несколько смещенных относительно осей креста и разделенных каждый как бы на два объема разной высоты.

Незаметная архитектура

Это смещение, а также отдельно вынесенный объем лестничной клетки, придало зданию более сложный характер: рассматривая его с какой-то одной стороны, зритель не воспринимает его крестообразность, хотя осознает сложность его структуры.

Незаметная архитектура

Также в этом здании использован контраст гладкой поверхности торцевых фасадов, разделенных на две части одним вертикальным рядом окон, и равномерно остекленных лицевых фасадов, что позволило разнообразить внешний облик здания, не прибегая ни к каким декоративным элементам.

Небольшое по размеру здание склада для баллонного сырья имеет план трилистника и оформлено круглыми окнами. Рядом построен склад для хранения легковоспламеняющихся жидкостей, имеющий квадратный план со скругленными угловыми частями, рифмующимися с очертаниями склада для баллонного сырья и напоминающими башни крепости. Компактность, простота форм, округлые очертания придают этим зданиям скульптурный характер.

Незаметная архитектура

Здание центрального конструкторского бюро с опытным производством и центральных инженерных служб состоит из трех блоков, центрального и двух боковых, примыкающих к нему с торцевых сторон под углом. На стороне, обращенной к улице, по углам здания, а также на его торцевых фасадах расположены башни лестничных клеток вытянутой формы, что позволяет уравновесить горизонтальную протяженность здания вертикальной устремленностью этих башен.

Незаметная архитектура

Здание вакуумного удаления и сжигания мусора имеет почти кубическую форму. Гладкость боковых и заднего фасадов нарушают выступы, оформляющие вертикальные ряды окон, а на главном фасаде используется контраст ниши-въезда внизу и выступающего над ней блока вверху.

Незаметная архитектура

С этим зданием соединяется с помощью перехода здание прачечной, имеющее прямоугольный план. Оно предельно простое, но, тем не менее, тоже имеет оригинальный облик благодаря использованию на боковых фасадах повторяющегося ритма рядов окон со своеобразными наличниками, образованными кирпичными выступами, что контрастирует с гладкими поверхностями торцевых стен.

Незаметная архитектура

Архитектору удалось объединить различные по своим функциям постройки в единый по своему образному решению комплекс, учитывающий и органично включающий в себя уже имеющиеся здания, при этом и каждое здание в отдельности обладает необычайной цельностью и выразительностью форм.

Незаметная архитектура

К сожалению, позднее территория комплекса была постепенно застроена различными постройками, не имеющими к нему отношения и нарушившими его единство, что свидетельствует о невнимательном отношении к советскому архитектурному наследию.

Этим примером хотелось показать, как важно замечать городские здания и объекты, к которым глаз уже привык и не воспринимает их как нечто особенное. Между тем, подобные постройки могут оказаться если не архитектурными шедеврами, то очень талантливо спроектированными сооружениями.

Но главное, что я хотел сказать — хотя бы иногда, когда возвращаетесь с работы, останавливайтесь по дороге и оглядывайтесь вокруг. Москва прекрасна. И даже родная улица, казалось бы, знакомая, может вдруг открыть какую-нибудь прежде не замечаемую красоту.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »