Незолотое кольцо

Незолотое кольцо

Окт 13 • Культура, ПутешествияКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Александр Страхов

Александр Страхов

Студент 4 курса факультета политологии МГУ им. Ломоносова

Какой самый известный туристический бренд России? Столицы? Пожалуй. А ещё? Ну конечно, Золотое кольцо: города к северо-востоку от Москвы, колыбель русского народа и Московского царства. «…и все поволжские Ярославли, Романовы, Кинешмы, Пучежи — с городским садом, дощатыми тротуарами, с бокастыми приземистыми, вкусными — как просфоры, пятиглавыми церквами…», — восхищался этими городами в своё время Е.И. Замятин.

Конечно, современный список городов Золотого кольца сильно отличается от перечня создателя первой антиутопии. Впервые термин «Золотое кольцо» прозвучал в 1967 году и включал в себя двенадцать названий. Много? Сейчас, так или иначе, к Золотому кольцу относят что-то около двух десятков городов в пяти областях и даже предлагают расширить его на юг.

В книжных магазинах любопытному путешественнику предлагают огромное количество брошюр и гидов по городам Золотого кольца. Но если вы хотите по-настоящему узнать, чем живут некогда величественные города, не тратьтесь на книжки, а берите билет на сидячий поезд или электричку, (много вещей не нужно, в идеале: деньги и документы) и отправляйтесь налегке на Ярославский вокзал. А пока позвольте рассказать вам о двух самых похожих и в то же время разных городах Северо-Востока — Иванове и Костроме, а ещё об опыте, который вы сможете получить в ходе этого путешествия.

ИВАНОВО — ГРУСТНЫЙ ГОРОД С МНОЖЕСТВОМ ПРОЗВАНИЙ

Ехал-ехал я в Иваново

и не мог всю ночь уснуть,

вроде гостя полузваного

и незваного чуть-чуть, —

эти строки Евтушенко приходили мне на ум, когда чихающий состав покидал московский перрон. Первым в негустом списке оказался город невест и первого Совета, русский и красный Манчестер, текстильная и ситцевая столица России — Иваново. Ничего не забыл? Ах да, его первое название — Иваново-Вознесенск.

Столь титулованный город оказался в Золотом кольце, кажется, по идеологическим причинам: основанный в 1871 году слиянием двух поселений, он не имел никакого отношения к зарождению московской государственности, зато был мощным идеологическим инструментом в СССР. Ещё бы! Крупнейший рабочий город Российской империи первым установил Советскую власть аж в 1905 году! Поэтому памятников в Иванове мало, но все они посвящены революционным событиям и все как один монументальны.

Незолотое кольцо

Рано утром я вышел из скрежещущего поезда и сразу пожалел, что приехал: погода была отвратительная, шёл мелкий дождик, а серое здание вокзала было похоже на барак. (Первый совет о городе Совета: приезжайте выспавшимися и сытыми).

Если же вы, как и я, приедете на поезде, то на вокзале перед вами лягут два пути: или повернуть налево, к нелепым новостройкам (в том числе и очень неудачному храму, ещё укрытому лесами), или отправиться направо, в сторону огромной «Ленты». Ох, велик соблазн избежать капиталистических приманок в социалистическом городе! Но смело идите направо: прямо на доме около вокзала вы увидите огромное панно с красногвардейцами и ополчившимися ткачами. Готовьтесь, подобная монументальность встретится ещё не раз.

Незолотое кольцо

Пройдя вдоль магазина и поплутав в лабиринте мини-рынка, я вышел на широкий проспект, угадайте кого? Правильно, Ленина. Обойдя «Макдональдс», вы увидите дом-корабль, великолепный образец советского конструктивизма. Увы, сейчас этот корабль больше похож на «Титаник», пока ещё сохраняющий своё величие, но неизбежно приближающийся к айсбергу с жёлтой буквой М.

Незолотое кольцо

Города, построенные преимущественно в советское время, чаще всего возводились из серого камня. Не избежал этой участи и Иваново-Вознесенск, в 1932 году потерявший «буржуазно-религиозную» половину названия. В пасмурную погоду гулять по проспекту Ленина было очень грустно, и я решил свернуть в ближайшую улочку, носившую гордое имя Громобоя.

Оказалось, на ней расположен ещё один памятник конструктивизма — дом-подкова, названный так из-за своей формы. На остановке напротив сидела бабушка, которая, густо окая, посоветовала мне отправиться «на фабрику». (Совет второй: хотите узнать город — общайтесь с местными: спрашивайте, как пройти, проехать, который час, почём кило лука и т.д.). Путь к ней лежал через Свято-Введенский монастырь (до революции — просто храм), похожий на цех завода из красного кирпича. Рабочему городу — суровые церкви!

Незолотое кольцо

Фабрика стоит в конце Сосновой улицы, сплошь деревянной и раскрашенной в весёлые, но выцветшие краски. Фабрикой оказалась… огромная текстильная фабрика, в советское время носившая имя «Красная Талка» (вслед за местной речкой, заросшей камышом). Кроме того, «Красная Талка» — это и мемориально-парковый комплекс на месте, где когда-то давно собирались на стачки рабочие русского Манчестера. Сейчас в зданиях фабрики, как и во многих городах с победившим капитализмом, торговый центр, но с местной спецификой — продаётся в нём только текстиль и трикотаж.

Незолотое кольцо

Провожали меня серьёзные лица революционеров, а автобус довёз до самого любопытного — площади Революции. На ней и в её окрестностях самое интересное: это и огромный монумент в память о революционных событиях, и не менее огромная мемориальная плита с высказыванием В.И. Ленина (четыре этажа в высоту!), и музей первого Совета, и древнейшее здание города — Щудровская палатка. Около последнего стоял какой-то очень странный памятник, но мне уже было не до него — вот-вот отправлялся автобус до Костромы, а автовокзал был довольно далеко.

Незолотое кольцо

Я успел за семь минут до отправления и уже в автобусе смог сформулировать свои мысли. С одной стороны, огромный промышленный потенциал, с другой, бедность, граничащая с нищетой. Желание строить новый мир на века, большое число студентов — и чемоданный менталитет (нечего устраиваться, авось ненадолго тут). Всё это не укладывалось в голове.

Автобус до Костромы отправился почти тем же маршрутом, по которому гулял и я. А памятник у палатки оказался посвящён Аркадию Северному.

Для прилежных туристов: конечно, в текстильной столице стоит посетить музеи ивановского ситца, промышленности и искусства. В первом, кстати, есть экспозиция Славы Зайцева. Увезти домой можно продукцию лёгкой промышленности.

Для фантазёров и прожектёров: Иваново заставляет задуматься о том, как его обустроить и оживить. В первую очередь приходят на ум два направления — мода и идеология. Для первого есть достаточно производственных мощностей и внутренней известности, но не хватает модных коллекций и международного пиара. Выкупить лекала на западе или сыграть на патриотических чувствах отечественных дизайнеров, продумать рекламные кампании, — и почему бы тогда Иванову не стать ещё и русским Миланом? Идеология тоже может сыграть на руку: создание сверхсовременного Фрунзе-центра (вроде института Гайдара или фонда Ельцина), который будет крупнейшим институтом по изучению левых идей, повысит статус города в глазах западных интеллектуалов и заставит считаться с исследованиями страны, не понаслышке знающей о социализме.

КОСТРОМА: ЧЕМ СПАСАЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА РОССИИ

– Здорово, Кострома!

– Здоровенько!

Так начинается всем известная песня группы «Иван Купала». Любят её костромичи или нет, я так и не узнал, но разве придёт на память что-нибудь другое, когда мимо окна проплывает дорожный знак «Кострома»?

До автовокзала я не доехал. Если вы достаточно смелы, чтобы пройти 1200 метров по ходящему ходуном мосту через Волгу (в сваях заложены подшипники, от землетрясений), выйдите в Заволге (так местные называют часть города, которая ближе к Москве) и пройдитесь пешком. Помимо собственной смелости, вы сможете насладиться прекрасным видом на широкую русскую Волгу, по которой плавают игрушечные кораблики и совсем уж незаметные моторные лодки, на Ипатьевский монастырь, где прятался Михаил Романов, и на центр города.

Незолотое кольцо

Незолотое кольцо

Сойдя с моста, я отправился на Сусанинскую площадь, сердце города. Ещё её называют Сковородкой, но больше она похожа на солнышко — лучами от неё расходятся широкие улицы. К сожалению, сполна насладиться ею мне не удалось — в те дни в Костроме были выборы, а потому плотность агитаторов на один туристический объект превышала все разумные рамки. Кстати, все агитаторы на поверку оказались приезжими. «Как ты узнал?!», — спрашивали у меня. Потомитесь немного, скоро узнаете. Кстати, недалеко от площади я встретил старого знакомого: около городской администрации стоял памятник Юрию Долгорукому.

Между Сусанинской площадью и Волгой расположены торговые ряды, которые до сих пор работают по назначению: с одной стороны находятся разные лавки с мелочёвкой (они так и называются — Мелочные ряды), а с другой — ярмарка.

Церковь Спаса в Мелочных рядах

Церковь Спаса в Мелочных рядах

Кострома расположена очень близко к тайге (а север области — так и вовсе таёжные районы), поэтому неудивительно, что на ярмарке было много молочных продуктов и даров леса. Для сыра там есть даже особая Сырная биржа, поставщики которой — исключительно местные заводы. (Третий совет: не проходите мимо костромских сыров; свежий костромской сыр — достойный продукт и безо всякого импортозамещения). Но больше всего меня заинтересовали грибы, которых в моём родном южном краю растёт значительно меньше. «Как пОдмОрОзит, грибОв не бууудет», — окал усатый кологривец на ярмарке, подбивая меня на покупку сушёных лисичек и солёных груздей.

Теперь поняли, почему среди агитаторов так легко было распознать приезжих? Они бессовестно акали, зазывая народ голосовать за своего кандидата, в то время как настоящий костромич поскупится широко разевать рот на холодном воздухе и поэтому окает. Окают усатые кологривцы, окают старухи, окают молодые мамы, улыбаясь беспомощному туристу. Оканье — такой же туристический бренд Костромы, как лён, Романовы, Снегурочка, сыр и деревянное зодчество.

Незолотое кольцо

К слову о деревянном зодчестве. Если спросить у подмосковного, ивановского или костромского строителей, что такое дерево, то первый жеманно ответит: «Экологически чистый материал!». Житель Золотого кольца хмыкнет и ответит проще: «Мотериал!». Действительно, все деревни Ивановской области почти сплошь деревянные, да и в Костроме исторический центр во многом держится на том же материале. Даже на самой важной для России костромской окраине — Ипатьевской слободе, где, кстати, расположен музей деревянного зодчества, — каменный только Ипатьевский монастырь.

Ипатьевский монастырь

Ипатьевский монастырь

С благоговением вошёл я в ворота, откуда на царство вышел 16-летний Миша Романов. С тихим восторгом и гордостью за историю Отечества прикасался я к стенам палат Романовых, и живая картина вставала перед глазами: вот юный боярин, ещё не царь, сидел с матерью, вспоминал отца, томившегося в польском плену, переживал даже не за собственную жизнь, а за судьбу России. А где-то севернее монастыря, по пояс в снегу, с торжеством смотрит на «потомков сарматов» простой русский крестьянин, и его кровь капает на белый ковёр.

Палаты Романовых

Палаты Романовых в Ипатьевском монастыре

Памятник Ивану Сусанину

Памятник Ивану Сусанину

Выйдя из Ипатьевского монастыря, я низко поклонился ему, исполненный любовью к стране и готовностью пожертвовать всем ради России.

К сожалению, поездка подходила к концу. Многое и в Иванове, и в Костроме осталось вне моего обзора, даже беглого. Однако впечатлений оказалось достаточно, чтобы найти диалектическую связь между этими городами. Помните, в самом начале я сказал, что Кострома и Иваново — это два самых разных и самых похожих города Золотого кольца? Почему разных, вы уже поняли, но почему одинаковых? Оба они — столицы субъектов, оба носят статус исторических поселений, и оба нуждаются в долгой и кропотливой работе над собой. К сожалению, и Кострома, и Иваново оставляют чувство неухоженности, запущенности. Не исключено, что такое положение оправдывают историческим статусом: «Нельзя реставрировать, это памятник архитектуры и истории!» Этот преступный подход обладает какой-то извращённой логикой — историю надо беречь и хранить, а для реставраторов продумать инструкцию, которая облегчит их работу.

Но и не только на реставраторов нужно скидывать всю работу. За городом должны следить и власти, и горожане. Воспитав в людях культуру и уважение к истории и друг другу, мы получим ответственных граждан, чутко отзывающихся на проблемы родного дома, улицы, города и страны. И тогда — кто знает? — торжество Сусанина будет ещё больше.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »