Коммуникационный феодализм как новая мировая реальность

«Новый феодализм» и государство будущего

Фев 20 • Наука, ПолитологияКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 votes, average: 5,00 out of 5)
Игорь Шарапов

Игорь Шарапов

Кандидат политических наук

Современные дискуссии об оптимальной форме государственно-территориального устройства практически не ведутся. Это перестало интересовать политологов. Если периодически и возникают какие-то споры, то они, как правило, носят частный характер и касаются отдельных аспектов государственного управления. И уж никак не связаны с вопросами долгосрочного планирования.

Сложившаяся ситуация вполне понятна: если в современных условиях само понятие «государство» приобретает довольно размытые очертания, о какой оптимизации вообще может идти речь? Да и что это такое: оптимальная форма государственно-территориального устройства?

Между тем, вопрос не праздный и, как представляется, ключевой для любого государства, которое хочет чувствовать себя относительно самостоятельно и стабильно на международной арене.

КОНЕЦ ДИХОТОМИИ

Примерно до середины прошлого столетия вопрос об оптимальной форме территориального устройства решался однозначно: существовала связка «федерализм-унитаризм», и все национальные проекты переустройства государства так или иначе укладывались в ее рамки. Затем ситуация поменялась и указанная связка перестала иметь значение, она вообще перестала что-либо адекватно объяснять.

Причин тому множество, и перечислять их все не имеет смысла. Но самая главная — возросла роль горизонтальных взаимосвязей и сетевых структур, деятельность и эволюция которых слабо подчиняются логике, принятой как в рамках унитаризма, так и в рамках федерализма.

В этих условиях вопрос существования государства сводится к вопросу эффективности коммуникаций между различными субъектами в его рамках. Причем это не только и не столько органы государственной власти и их представители, но, в особенности, различные структуры, не имеющие отношения к власти и представляющие некие значимые сегменты общества.

То есть залог жизнеспособного государства в современном мире — наличие возможностей для осуществления эффективного диалога между различными субъектами в его составе. А в каком государстве будет происходить этот диалог — федеративном или унитарном — не так важно.

Унитаризм не проявил должной гибкости и прекратил свое существование в традиционном виде к началу XXI века. Оставшиеся унитарные государства (а их большинство на нашей планете) в настоящее время очень серьезно трансформировались. Сейчас их территориальное устройство все сложнее классифицировать однозначно.

Федерализм попытался трансформироваться и подстроиться под современные условия, особенно в той своей части, которая изначально была ориентирована на коммуникацию (кооперативный федерализм), но в большинстве государств выродился в формы экономического и идеологического доминирования. По большому счету, традиционные формы территориального устройства умерли, а чего-то цельного им на смену так и не пришло. И это большая и серьезная проблема, не столько теоретического, сколько практического характера.

«КОММУНИКАЦИОННЫЙ ФЕОДАЛИЗМ» КАК НОВАЯ МИРОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Таким образом, современные процессы коммуникации в отдельных государствах требуют осмысления и выработки на его основе новых принципов развития государственной территории. Особенно это касается крупных государств. Если этого не происходит, в государстве начинают усиливаться центробежные тенденции, иными словами, оно с каждым годом становится все ближе к распаду.

И это беда не только государств, в которых есть относительно автономные регионы, в рамках которых компактно проживают те или иные этнические сообщества. Проблема эта касается вообще всех. К примеру, США, где штат Техас уже несколько десятилетий добивается своей независимости. Или Великобритания, где 18 сентября 2014 года пройдет референдум о независимости Шотландии.

О хрестоматийных примерах Испании, где сразу несколько частей страны хотят независимости, и Канады, где уже несколько десятилетий остается нерешенной «квебекская проблема», и говорить не приходится. Также последовательно идут к дезинтеграции Бельгия и Италия. И таких примеров можно привести множество, другое дело, что большая часть из них не на слуху даже у интересующихся людей.

Надо также понимать, что в современных условиях совершенно не важно, будет ли вновь образованное государственное образование способно поддерживать свою независимость материальными ресурсами. Их отсутствие или недостаток могут быть успешно компенсированы плотностью коммуникационных полей как в рамках нового образования, так и между ним и его соседями.

И если процесс дробления будет запущен хотя бы в нескольких крупных государствах мира, остановится он очень не скоро и, вероятнее всего, будет проходить волнами. Это означает, что мир сейчас стоит на пороге новой формации, которая условно может быть названа «коммуникационный феодализм». Наступит она или нет, зависит от возможностей и желания руководителей современных государств перестроить существующие каналы коммуникации в конструктивном ключе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »