О выставке «Симон Ушаков. Царский изограф XVII века» в Третьяковской галерее

Осень русского средневековья

Сен 16 • КультураКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Мария Разгулина

Мария Разгулина

Искусствовед, сотрудник отдела научно-просветительской работы Государственной Третьяковской галереи

Сотрудники отдела древнерусского искусства Государственной Третьяковской галереи знамениты своим перфекционизмом. Ещё четыре года назад, когда в родных стенах открылась прогремевшая во Франции «Святая Русь», стало ясно, что это лучший выставочный проект десятилетия. Теперь, когда в Инженерном корпусе показывают произведения Симона Ушакова и иконописцев его круга, коллеги-искусствоведы снова мучаются от зависти и восхищения.

Уже одни цифры впечатляют. 30 лет назад возникла идея этой выставки, но только сейчас её удалось реализовать. 3 долгих года шла подготовка, велись переговоры с другими музеями, реставрировались иконы, происходила атрибуция и переатрибуция памятников, и совершались настоящие открытия. Итог — выставка, в которой участвуют 17 музеев со всей России. Не считая таких гигантов, как Третьяковская галерея, Русский музей и Московский Кремль, это музеи провинциальные и даже частные, такие как Музей русской иконы. И наконец, 528 страниц насчитывает каталог выставки, который директор ГТГ Зельфира Трегулова назвала научным прорывом в изучении русского искусства XVII века и была совершенно права.

Кроме цифр могу вам пообещать и другое — неземную красоту и необыкновенное приключение. Неземная красота царит на выставке хотя бы потому, что Симон Ушаков, вопреки укоренившемуся мнению о его новаторстве и исключительной роли в формировании нового «живоподобного» стиля русской иконописи XVII века, был самым настоящим консерватором. Он хотел вернуть иконам то, что было в древних византийских и русских образах — Божественный свет, фаворское сияние, давно казалось бы угасшее к середине XVII века. Это не свет современного ему европейского искусства, идущий от внешнего источника; это свет, который исходит от самой иконы. Так светится лик Киккской Богоматери Симона Ушакова, так сияют одеяния Христа на иконе Спаса Вседержителя из церкви святителя Григория Неокесарийского.

Богоматерь Киккская. 1668 г. ГТГ.

Богоматерь Киккская. 1668 г. ГТГ.

Христос Вседержитель. 1668 г. ГИМ.

Христос Вседержитель. 1668 г. ГИМ.

Просиявшая светом благодать и преображённая действительность — так он видел иконопись. И последовательно добивался этого свечения, накладывая один на другой слои темперы и нивелируя переходы — только полупрозрачных слоёв краски, смягчавших светотеневые контрасты, могло быть 6 или даже 8! Эта техника, доставшаяся потом в наследство ученикам, была изобретением самого Ушакова, бившегося над тайной «световидных» ликов древних образов.  Где и как он мог их видеть — загадка. Промывали ли тогда копоть и грязь с древних икон, вдохновлялся ли Симон Ушаков миниатюрами в рукописях или просто слышал о светлых ликах, которые писали иконописцы в старину, сейчас сказать невозможно. Но факт остаётся фактом: именно желание воскресить прошлое привело его к тому, что стали потом называть «живоподобным» стилем. Поэтому Симон Ушаков так любил повторять иконографию древних образов: Владимирской Богоматери — «в меру и подобие», Элеусы Киккской и Нерукотворного Спаса. Пусть это звучит парадоксально, но для него именно живоподобие лика Спасителя служило лучшим подтверждением подлинности апокрифического рассказа о царе Авгаре, его слуге и том, как запечатлелся лик Христа на убрусе.

Похвала Богоматери Владимирской (Древо государства Московского). 1663 г. ГТГ.

Похвала Богоматери Владимирской (Древо государства Московского). 1663 г. ГТГ.

Архангел Михаил, попирающий дьявола. 1676 г. ГТГ.

Архангел Михаил, попирающий дьявола. 1676 г. ГТГ.

Спас Нерукотворный. 1678 г. ГТГ.

Спас Нерукотворный. 1678 г. ГТГ.

Необыкновенным приключением будет попытка разобраться в перипетиях жизненного пути, придворной карьеры и творческих изысканий Симона Ушакова. XVII век, в отличие от всей предшествующей истории русского искусства, оставил после себя множество документов. А уникальное положение положение Симона Ушакова при дворе Алексея Михайловича и Фёдора Алексеевича — он был ведущим мастером Оружейной палаты — повлекло за собой обильную документацию практически каждого его шага, начиная с челобитной 1648 года о принятии в жалованные мастера Оружейной палаты (тогда приказ о зачислении в Оружейную палату двадцатидвухлетнего иконописца и московского дворянина Симона Ушакова был по неизвестным причинам отменён, а его имя — вычеркнуто) и заканчивая документами, в подробностях повествующими о том, сколько какой краски и по какому поводу было царскому изографу выдано. Часть документов представлена на выставке — как драгоценное свидетельство эпохи, которой так скоро, уже с реформами Петра, придёт конец.

Но не только челобитные и царские грамоты могут рассказать нам о Симоне Ушакове. Семнадцатый век, такой многословный и многослойный, подготовил ещё один сюрприз — авторские надписи и подписи на самих иконах. Подписи — как авторский автограф, нередко с годом создания, и некоторые из них были открыты реставраторами совсем недавно, в ходе подготовки к выставке. Надписи — как целый рассказ о том, для какой церкви, когда и почему писал Симон Ушаков тот или иной вкладной образ. Образы в церкви и монастыри вкладывал иногда и он сам, и тогда фигуры святых на полях обретают ещё одно значение: там появляются святые покровители — самого художника, Пимена в крещении, его жены Февронии и его родителей. Кстати, одним из родственников художника был святитель Иларион Суздальский, основатель Флорищевой пустыни близ Гороховца. По этому поводу до нас дошло удивительное свидетельство. Однажды монахи этого монастыря остановились в Москве в доме Симона Ушакова и там же читали молитвенное правило по монастырскому уставу. Тогда над домом встал столп света, на который сбежались соседи — посмотреть, не пожар ли.

Удивительные истории, Россия XVII века, такая далёкая и близкая одновременно, и царский изограф Симон Ушаков, традиционалист и новатор, — на выставке в Инженерном корпусе Государственной Третьяковской галереи до 16 января.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »