В. Серов. Портрет Н.С. Лескова. 1894 г.

Портреты Валентина Серова: «психология в живописи»

Июл 16 • Культура, РубрикиКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Мария Саевская

Мария Саевская

Студентка историко-филологического факультета РПУ

Что формирует жанровую специфику и концепцию портрета? Здесь и признание в любви к миру и человеку, и страдание, боль, крик души. Какие только пути не проходит искусство? От глубины раскаяния и самопознания — до богоборческой проповеди. Очертив все «за» и «против», портрет показал соотношение земного и небесного, духовной нищеты и богатства. В тонком взаимодействии они прозвучали в творчестве многих мастеров XVIII–XX веков, например, у Никитина, Матвеева, Левицкого, Рокотова, Репина. Ученик последнего, Валентин Александрович Серов достиг в своем роде высшего психологизма портрета, не уйдя от почти классической, безупречной манеры реалистичного изображения.

Серов передал не только сюжет, не только образ, не только визуальную копию, подобную оригиналу, не только вечную душу человеческую, он передал время, которое замерло на его портретах. Он передал и красоту, и трагизм эпохи, наконец, он передал свою мысль и мысль своих современников, сложную и не всегда яркую и отчетливую гамму их мироощущения. Валентин Александрович Серов — это непросто один из величайших русских художников рубежа XIX–XX веков. Это яркий и ошеломляющий по своей концентрации пример «психологии в живописи».

ОБРАЗ ЖЕНЩИНЫ

Можно заметить, как важен цвет в женском портрете Серова, детали, интерьер, поза, наклон головы, четкость и плавность линий. Женщина либо создает пространство, либо гармонично в него вписывается. Она мыслит себя в ракурсе эстетического восприятия действительности, с одной стороны, а с другой стороны, она вся здесь, она там, где находится, там, где ее изображают, он осознает этот процесс.

Удивительно, что знакомство Серова с картинами импрессионистов произойдёт только в 1889 году на всемирной выставке в Париже. Но уже и в «Девочке с персиками», и в «Девушке, освещённой солнцем» (1888г.) импрессионистическое начало, сказавшееся в стилистической независимости восприятия и живом, непосредственном чувствовании натуры, присутствует в полной мере.

В. Серов. Девушка, освещенная солнцем. 1888 г.

В. Серов. Девушка, освещенная солнцем. 1888 г.

«Девушка, освещённая солнцем» — работа одновременно очень гармоничная по цвету и очень сложная. Белая кофта девушки словно «улавливает», впитывает все оттенки окружающего её в данный момент мира, она как будто впитывает цвета солнца, листвы, дерева, всевозможные блики жёлтого, зелёного, охряного, розовато-коричневатого. Тонко, еле заметно передан нежный, слегка тронувший щёки девичий румянец. Цвет волос девушки в переливах коричневого вступает в перекличку с цветом коры дерева и небольшой полоски земли справа.

Еще один портрет, на котором мы видим нежного Серова, это, конечно же, образ жены — «Летом. Портрет О.Ф. Серовой» (1895 г.).

В. Серов. Летом. Портрет О.Ф. Серовой. 1895 г.

В. Серов. Летом. Портрет О.Ф. Серовой. 1895 г.

В этом произведении видно импрессионистическое восприятие не только окружающего пейзажа, но и самой модели. Всё очень мягко, светло — любимая женщина. Для достижения такого эффекта Серов «стирает» чёткие контуры. Золото залитого солнцем дерева на заднем плане частично как бы «наползает» на синюю ленту шляпки. Многоплановость и вместе с тем незатейливость и покой придают картине дети, играющие вдали. Ольга Федоровна, по отзывам друзей Серова, была «немного пугливая», «хрупкая, светящаяся какою-то внутренней нежностью, всегда озабоченная». Как и в «Девушке, освещенной солнцем», Серов опять передает удивительно гармоничное созерцание красоты женщины на лоне природы и вместе с тем — особое, нежное и трепетное отношение к своей возлюбленной.

В высшей степени органично соединились точность рисунка и пластика живописи в портрете княгини Ольги Орловой (1911 г.).

В. Серов. Портрет княгини О.К. Орловой. 1911 г.

В. Серов. Портрет княгини Ольги Орловой. 1911 г.

Острота рисунка использована Серовым для выявления внутреннего самоощущения княгини, а богатство живописи — для подчёркивания её внешними средствами. Она остра и графична в своей позе «присевшей на мгновение зловещей птицы». Это не поза аристократки, с торчащей коленкой и высунутым носом туфли. Этот «угол», намеренно созданный Серовым, – свидетельство её агрессивности, вычурности. Помпезность и перегруженность дорогого интерьера призваны продемонстрировать пресыщенность этой светской дамы. Серов намеренно обнажает часть плеча и спины, чтобы ещё более подчеркнуть надменность вскинутого подбородка и холодность смотрящих «мимо всех» глаз. А указательный палец левой руки, которой она как бы играет со своим жемчугом, словно показывает на саму себя: «Смотрите, какая я!» И в то же время художник старательно выписывает дорогое меховое манто и роскошный материал платья княгини. Здесь всего слишком много, и дама как будто даже «теряется» за всей этой роскошью, но все-таки опять же работа в целом составляет единый, завершенный образ. Портретом Орловой художник был доволен.

И все же не может оставить равнодушным современного человека эта особая женственность героинь Серова, их мягкость, осознанное и неосознанное понимание того, что они призваны украшать этот мир, а не воевать с ним, не защищать свои права, а наслаждаться своими возможностями. Но и здесь Серов не был бы самим собой, если бы ограничился чисто эстетическим и вместе с тем классическим портретом. Пусть изящным, мягким и безупречным, но все-таки вызовом своим учителям является портрет Иды Рубинштейн. И как это ни парадоксально звучит, но великий учитель Серова Репин не мог более одобрить Серова, придумать большей похвалы для своего смелого ученика, чем назвать этот портрет неудачным.

В. Серов. Портрет Иды Рубинштейн. 1910 г.

В. Серов. Портрет Иды Рубинштейн. 1910 г.

Тем самым он признал, что художник перешагнул в будущее, а точнее удивительно совпал с ним. Вот она, говорит художник, новая красота, вот она — современная богема, гордая, безупречная, независимая. Зачем ей ваши атрибуты роскоши и комфорта, зачем условности, зачем нежность, зачем одобрение. И стиль письма как будто послушался художника, он стал другим естественно, непроизвольно, легко. Но вот что удивительно — и стиль другой, и героиня другая, а Серов — тот же.

Именно здесь видно, как Серов доказывает, что каждый как будто бы сам выбирает свою эпоху. Не он, не Серов помещал своих героев в то или иное пространство, тот или иной жанр. Он просто как чуткий психолог, почти как врач, ставил «диагноз» своей модели и максимально достоверно, правдиво передавал именно то, что ему удалось увидеть. Но, по-видимому, не только ему, раз то же самое признавали и видели многие.

МУЖСКОЙ ПОРТРЕТ

Написанные с небольшой временной разницей портреты двух итальянских певцов — «Портрет Анджело Мазини» и «Портрет Франческо Таманьо» (1893 г.), в конце концов заставляют задуматься о том, что же пытался увидеть Серов в людях искусства — писателях, художниках, певцах, композиторах. Чем-то все эти портреты схожи между собой. И вдруг ловишь себя на мысли — в них Серов пишет себя. Кому, как не ему, до боли знакомы терзания художника, и неважно, каким видом деятельности он занят. Какое опустошение испытывает человек творчества, когда выкладывается в одной из созданных им вещей — будь то портрет, сыгранный спектакль, законченная повесть.

Человек творчества находится не только и не столько в комнате, на диване, на сцене, он в своих мыслях, чувствах, переживаниях, наконец, в своем искусстве, будь то музыка, живопись или поэзия. Он не позирует, его как будто «поймали», «подсмотрели». Отсутствием прорисовки деталей, скромностью цветового решения автор как бы показывает — главное здесь не внешние атрибуты, не признаки рода и даже вида деятельности, а именно душа, та самая загадочная душа, которая не может ограничиться моментом, которая устремлена в будущее, которая вот-вот преобразится и преобразит мир вокруг.

Вот что писал о портретах Серова В.Я. Брюсов: «Он умел через лицо подсмотреть душу, и это ясновидение запечатлевал на своих портретах…» Это смело можно сказать о «Портрете Н.С. Лескова» (1894 г).

В. Серов. Портрет Н.С. Лескова. 1894 г.

В. Серов. Портрет Н.С. Лескова. 1894 г.

На немного жутковатом серовато-болотном фоне изображен пожилой человек в какой-то странной одежде — не то косоворотка, не то тюремная роба. Сдвинуты брови, наморщен лоб. Испытующе-тревожный взгляд. Лесков всегда был полемичен, самобытен, неоднозначен. Сложность его натуры — в напряжённом взгляде, словно вопрошающем художника — «зачем меня писать». Он будто застигнут Серовым врасплох, не готов к позированию.

Серов особенно остро ощущал смысл художественного произведения. Оттого он «мучается» портретами, ищет ракурс, позу, подолгу «вынашивает» состояние модели. Известна ситуация с «ускользающим», «разваливающимся» портретом Николая II. Дело дошло почти до отказа со стороны Серова, когда царь вдруг присел за стол, с грустью посмотрев на художника. Это был искомый момент, с него портрет «пошёл».

В. Серов. Портрет императора Николая II. 1900 г.

В. Серов. Портрет императора Николая II. 1900 г.

Чёткий контур волос позволяет сделать акцент на глазах, на взгляде царя. Контур играет здесь немаловажную роль. Сама фигура царя выделена из фона контуром, но не сплошным, а рваным. Это незаметным образом создаёт то необходимое состояние тревожности, которое есть во взгляде Николая II. Художник особо не усложняет цвет кителя, и по контрасту даёт чёткие локальные цвета — белый на манжете и красный на воротнике. Эта некоторая завуалированная чёткость была здесь, по-видимому, необходима Серову, так как это всё-таки портрет императора — человека власти.

Во всех этих деталях типический символизм Серова. Может быть, как никто другой, Серов передал в этом портрете то внешнее впечатление, которое производил на своих современников Николай II. Ю.А. Ден писала о царе: «Внешне Его Величество был поразительно похож на короля Георга V. Но у него были незабываемые глаза. Глаза его двоюродного брата, хотя и красивые, но лишены того неповторимого выражения, которое было свойственно Императору. В них сливались воедино грусть, доброта, смирение и трагизм. Казалось, что Николай II предвидел и свое трагическое земное будущее, и грядущее Царствие Небесное. Он был избранником Божиим…»

ИЗ ПРОШЛОГО В ВЕЧНОСТЬ

Серов — разный. Если собрать его творчество в одну большую вереницу работ, то перед взором откроется «несколько Серовых». «Его нельзя свести к общему корню. Ничто в нём не обуславливает другого». Он — алхимик от художества. «Серов — самый рассудочный из наших больших художников. Это он — тайный отец тех абстракционистов, беспредметников, которые удивили нас через несколько лет после его смерти». Но при этом Серов — истинный художник, с большой буквы. Его талант, плюс владение методами, стилями, рисунком, колористикой, как полутонами, так и локальным цветовым пятном — всё это, в соединении с недюжинным умом, дало тот результат, который и «вылился» в Серова-портретиста.

Серов — художник модерна, уникальный именно тем, что он, как никто другой, отобразил зыбкость, тонкость, неустойчивость своего времени. Но вместе с тем, как и сам художник, его герой есть воплощение идеи, которая как будто застывает в его глазах. Он запечатлевал и ту легкость, нежность и уязвимость момента, его зыбкость. Он как бы случайно выглянул за границу своего времени — уже как будто в нашу эпоху постмодерна, авангарда и эклектики, когда главной ценностью оказалась именно индивидуальность и мастера, и модели. Но при этом он остался художником Серебрянного века, учеником Репина, человеком школы и стиля. Многие видели в его портретах выражение собственных метаний, как будто к каждому он добавлял свою боль, свою страсть, выискивая те особенности личности, которые может быть смущали и модель, и зрителя в дальнейшем.

Есть что-то такое в творчестве мастера, что заставляет остановиться и задуматься не только о его творчестве и не только о конкретном изображении, но вдруг как будто переносит тебя в другое измерение, другой мир и вместе с тем незаметно меняет твое настроение и состояние.  Иногда очень серьезно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »