Самооценка: низкая, высокая или... никакая?

Самооценка: низкая, высокая или… никакая?

Мар 12 • Авторская колонка, Популярные темыКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Марина Филоник

Марина Филоник

Психолог и психотерапевт

ДВОЙКИ, ТРОЙКИ, ПЯТЕРКИ…

Как определить, что такое самооценка? В свое время известный психолог Уильям Джеймс вывел формулу самооценки, представив ее в виде дроби, в числителе которой находится успех, а в знаменателе — ожидания, внутренние требования, притязания. Соответственно, чем выше требования к себе, тем больших успехов нужно добиваться, чтобы чувствовать себя хорошо. В свою очередь, снижение уровня притязаний может снизить зависимость от успеха.

Само слово «самооценка» отсылает нас к теме оценивания себя. Это оценивание, как правило, носит условный характер, то есть зависит от видимых достижений. Оно уходит корнями в природу так называемой условной любви, предъявляемой ребенку с детства. Заниженная или завышенная самооценка — две стороны одной медали, свидетельствующие о сильной зависимости от внешних оценок и приводящие к формированию у человека невроза. И даже если самооценка «нормальная», можно обнаружить значимое переживание «достаточно ли я хорош?», так как имеет место дефицит ценности себя. Фокус внимания на себе, модель оценочного отношения к себе, а значит, такого же оценочного отношения к другим и, соответственно, переживания по поводу того, как меня оценивают другие, — неизбежные спутники полюса самооценки, где все друг друга как-то оценивают. Другой человек становится важен не сам по себе, а через призму того, как он ко мне относится (как меня оценивает), выполняемое дело становится ценным прямо пропорционально тому, поднимает ли оно мою самооценку и т.п.

Самооценка: низкая, высокая или... никакая?

А ЕСЛИ БЕЗ ОЦЕНОК?

В некотором смысле можно сказать, что низкой и высокой самооценке противоположна не высокая или низкая соответственно, а «никакая» самооценка, когда мы в принципе уходим от идеи оценивания себя к безусловному принятию и ощущению самоценности. То есть оппозицией становятся не низкая и высокая самооценка, а самооценка, где есть оценивание, с одной стороны, и самоценность, где есть безоценочное принятие, с другой.

Психолог Ольга Красникова так говорит о самоценности: «Самоценность — это ощущение ценности собственной личности, собственной жизни, причем это ощущение не связано с достижениями человека, это безусловная ценность души живой. Это безусловная ценность личности, созданной Богом. Это не то, что человек должен добиваться или каким-то образом заслуживать. Самоценность — это то, что дано человеку изначально и не зависит ни от каких условий». Вслед за выдающимся психотерапевтом Вирджинией Сатир мы можем сказать, что если человек восстановит ощущение собственной ценности, то он сможет разрешить большинство проблем в собственной жизни, ведь многие из них имеют корни именно в дефиците ценности себя — хотя это не всегда осознается.

Самооценка: низкая, высокая или... никакая?

 

Один из самых ярких примеров проблем подобного рода — отношения человека с другими людьми. Дефицит самоценности затрудняет возможность отношений любви как отношений, в которых есть безусловная ценность другого человека самого по себе. Иными словами, можно сказать, что пока не полюбишь себя, не примешь себя таким, какой ты есть, не сможешь полюбить других.

КОГДА БОЛЬНАЯ САМООЦЕНКА — ДОБРОДЕТЕЛЬ

Еще одной важной стороной человеческой жизни, на которую сильно влияет искаженная самооценка, являются отношения человека с Богом, духовная жизнь личности. Среди христиан, не так давно пришедших в Церковь, сложилось убеждение, что верующему любить себя — грех, а плохо думать о себе — хорошо. Это убеждение опирается на значимое для христианской традиции понятие смирения. Но насколько верна подобная интерпретация понятия «смирение»? Не является ли оно ошибочным? Попробуем разобраться.

По отношению практически к любой проблеме в себе или своей жизни человек может занять одну из двух противоположных позиций: либо признать, что проблема есть, либо считать, что ее нет, все в порядке, более того, то, что с ним происходит — хорошо, полезно, благо. Первый путь может иметь ряд не очень приятных последствий: если проблема есть, то придется искать способы ее решения, что-то менять, а это может быть трудно и страшно, придется жить с этим признанием проблемы, и это может быть достаточно болезненно, может ударить по самооценке. Куда приятнее думать, что у тебя все хорошо. Благодаря механизмам психологических защит (вытеснение, сопротивление) человеку может быть трудно увидеть некую правду о себе. И тогда очень удобно переназвать то, что с тобой происходит, ценностно окрашенными словами из социально одобряемого дискурса. В этом случае мы будем иметь дело с феноменом подмены — убежденности в истинности своих искаженных представлений.

На мой взгляд, именно это происходит с христианами, когда они начинают мыслить о собственной низкой самооценке как о смирении. В таком случае низкая самооценка переходит из разряда психологических проблем в разряд важнейших христианских добродетелей, с которой надо не что-то делать, а за которую надо благодарить как за ценный дар.

Восприятие избирательно. Церковное наследие богато и многообразно: в нем есть слова как о греховности человека, так и о великой и неисчерпаемой милости Божией к нему. Человеку с дефицитом ценности себя достаточно легко и выгодно сфокусироваться на таких текстах святых отцов и других авторитетных авторов, где о человеке говорится как о сосуде греха, полном болезненных страстей, и игнорировать тексты, где говорится о милосердии и любви Бога к человеку. А раз человек таков, то ему нельзя доверять, потому что всё в нем искажено грехом и имеет страстную природу, всё — тьма, и нет в человеке никакого света. Такая позиция может легко интериоризироваться (присваиваться, переходить из внешнего во внутренний план), так как соответствует самоощущению. Таким образом дефицит самоценности трансформируется в подмену, когда верующий переназывает имеющиеся у себя проявления болезненной самооценки «смирением» и находит «подтверждение» правильности своего убеждения в авторитетных текстах.

Логика верующего здесь примерно такова: если уж святые видели бесчисленность своих грехов и считали себя великими грешниками, то раз я чувствую себя хуже всех, ничтожеством, то я на правильном духовном пути, ведь тем самым я подражаю святым в смирении и самоуничижении.

Самооценка: низкая, высокая или... никакая?

 

Психологические выгоды такой подмены связаны с успокоением, что со мной все хорошо, ведь я на верном духовном пути. Таким парадоксальным образом решается та же психологическая задача улучшения отношения к себе. Иными словами, раньше я мучился, что я такой плохой, а теперь я знаю, что чувствовать себя плохим духовно полезно и правильно, это не невроз, а подражание святым. Качели качнуло в другую сторону: то я был очень плохой, а теперь я, на самом деле, очень хороший, потому что чувствую себя плохим. Хитрый психологический перевертыш, построенный, однако, все на той же модели оценивания себя и не приближающий к самоценности, а в пределе ведущий к усилению личностной невротизации и духовно небезопасный (духовно опытные люди называют этот феномен «самоуничижением паче гордости»).

НЕПОДДЕЛЬНОЕ СМИРЕНИЕ

Может возникнуть вопрос о различении подлинного смирения, того самого, исходя из которого святые говорили о бесчисленности своих грехов (вспомним, к примеру, преподобного Петра Дамаскина, писавшего во второй половине XII века: «Первый признак здравия души есть видение грехов своих, бесчисленных, как песок морской»), и ложного псевдосмирения, подмены, описанной выше. Трудно однозначно сформулировать критерий, поскольку очень непросто подходить к духовному феномену с психологическим инструментарием. Однако можно сказать, что смирение связано с самоценностью и не приводит к развитию личностной невротизации. Смирение — от слов «мир» и «мера». Смиренного человека можно описать как человека мирного, то есть имеющего мир в душе, и знающего свою меру (видящего свои грехи и слабости), однако не впадающего в отчаяние по этому поводу. Трезвое видение себя (без страха встречи с собой настоящим) сочетается с внутренним спокойствием во многом благодаря диалогическому предстоянию перед Лицом безусловно любящего Ты. Смирение сочетается с безусловным принятием себя и других в противоположность болезненной оценочности, проявляющейся в том числе в осуждении себя и других.

Самооценка: низкая, высокая или... никакая?

 

Повторюсь, для меня как психолога очевидно: то, как я отношусь к себе, я проецирую на отношение к другим людям и к Богу. Опасность дефицита самоценности и описанной выше подмены состоит в том, что она мешает выйти в отношения любви (безусловного принятия) и тем самым затрудняет Встречу с Богом. А зацикленность на себе (плохом, на грехах) мешает децентрации, в том числе переносу фокуса с себя на Бога.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

Основные психологические причины дефицита ценности себя связаны, в первую очередь, с дефицитом безусловного принятия в детстве. Также можно выделить такие причины, как невротическое чувство вины, непрощение / непринятие себя. Еще один слой причин лежит в поле проблемы идентичности: кто я — исчадие ада, сосуд греха или любимый ребенок Бога?

Мне трудно дать какой-то удовлетворительный ответ на вопрос: что делать, чтобы повысить самоценность, чтобы принять, простить, полюбить себя? Как психолог я, конечно, могу рекомендовать психотерапию, особенно групповые формы. Из опыта вижу, как люди меняются в процессе терапии, как отношения в группе помогают принимать себя и других.

Легко сказать: полюби себя, прими себя, осознай, что ты драгоценность в глазах Бога — и будет тебе счастье. Это долгий и непростой процесс, а не волевой акт. Однако мы можем просить Бога о Встрече с Его Любовью, можем стараться переносить фокус внимания с себя на Него и на других людей, меньше циклиться на себе, в том числе на своих грехах, стараться искать Свет, а не копаться в своем душевном мусоре бесконечно, тем более, что от наших копаний душа чище не станет.

Можем вспоминать опыт, когда нас кто-то по-настоящему любил: может быть, этого было очень мало в жизни, но если было хоть раз — это уже очень ценно и на это можно опереться. Может быть, это была бабушка, которую я толком и не помню, но знаю, что она меня очень любила и хотела, чтобы я состоялся во всей полноте, желала мне счастья для меня, а не такого, как она считает нужным… Может быть, это был какой-то важный человек, которого я встретил когда-то и который только посмотрел на меня, но это был такой взгляд, который просто поднимает тебя из небытия в бытие, возвышает твое достоинство и вселяет желание жить. Могут быть какие-то крупицы опыта любви — любви безусловной, просто потому, что ты есть — стоит опираться на них в своем отношении к себе. И, конечно, стоит вглядываться в Христа, вслушиваться в Евангелие, пытаясь отложить свои искаженные представления в сторону и увидеть Его Самого, Его подлинное отношение ко мне, которое, будучи полным бесконечной любви, может исцелять.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »