Смерть айфона

Смерть айфона

Май 6 • Популярные темы, Рубрики, ЧеловекКомментарии (2)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Священник Константин Камышанов

Священник Константин Камышанов

Клирик Спасо-Преображенского монастыря г. Рязани, архитектор

Священник Константин Камышанов о том, как учиться терять.

В молодости все потери были ужасны. Голова огнем горела от всякой мелочи.

Катастрофой было предательство и драка с другом по выдуманной причине. Бились в кровь. Потом он пришел с подмогой и снова бились на школьном дворе до обморока и до сломанных костей.

«Извини, — сказала любимая девушка. — Я уезжаю в Москву. Ты остаешься на Кубани. Что у нас может быть общего?» Сказала, махнула рукой и уехала в столицу без сожаления. Тогда свет померк. Я лишился цветного зрения — все стало мрачно-черным. И земля дыбилась под ногами. Я даже оглох на несколько дней.

Но, вот прошло время, и я благодарен Богу за то, что эта девочка не стала моей женой. Она прекрасный человек, но я рад, что ее нет рядом.

Друг погиб нелепой смертью. Тогда казалось, что действительно пришел конец света.

***

Сегодня ко мне в больницу пришел ребенок. Открыла сумочку и позеленела. Пропал айфон, который она купила на первые заработанные деньги. Больше у нее нет ничего своего…

Я хотел ее утешить, но глянул и понял — она, как и я в молодости, сейчас вошла в серый мир невыразимого горя. Я обнял. Она слабо улыбнулась.

Телефон остался в такси. Звонила и сказала, что напишет заявление в милицию. Поехала писать заявление.

Взял четки и стал молиться. До слез жалко. Но она должна научиться терять.

Ведь, как говорил Муми-тролль, конец одного — всегда начало чего-то нового и хорошего.

Сегодня нет ни школьных друзей, ни институтских. И не нужно. Зато с каждым годом появляются новые прекрасные люди. И чем дальше, тем жизнь интересней.

***

Слева от меня лежит «человек-овощ». Он теряет свое имя, жену, дом, бальные танцы, которыми он увлекался до 75 лет. Жена жила за его спиной в «домике». И она не готова менять домик на жертву по уходу за любимым. Ей не хочется приезжать к нему в больницу. В сельском доме ее ждет огородик и таблетки. Она возмущена на Бога и случай.

Я смотрю на его стекленеющий взгляд и думаю: как научиться терять жизнь?

Я уже точно знаю, что все идет к Благу по нарастающей. Я умом понимаю, что вместо друзей и девочки из 10-го Б, там меня ждут ангелы и Бог.

Я знаю, что к ним можно иногда прорываться в гости. Небо распахивается над нашими воробьиными горами над Окой. Оно раскрывает свои ставни над моим лесом и в моей избе, в которой в одно окно всходит солнце, а в другом садится.

Но двери неба распахнуты недолго. Угостив чаем, меня вежливо и настойчиво провожают обратно на землю. Мне ясно, для меня опасно загоститься там. Для меня важно найти дверку на небо на земле.

***

Найти и потерять. Я лежал в реанимации и думал о готовности оставить все. Мир стал бледным, как моль. Небо молчало. Решения я не нашел. Этому надо научиться — уходить.

До 50 лет все можно было починить: разбитый нос, купить телефон, найти друга. Жизнь шла как по ровной плоскости. На ней всегда можно было вернуться из любого места в любое.

После 50 я чувствую, что плоскость наклонилась, и началось скольжение вниз. Что-то теряется безвозвратно, как здоровье. И это уже не надо искать.

***

Однажды знакомые богатые друзья поехали отдыхать на Волгу, под Астрахань. И взяли с собой героя России. А у него была финальная стадия рака. Он изо всех сил смеялся, ловил рыбу и даже пригубливал вино. Громко смеялся, подставлял солнцу лицо и нельзя было сказать, что он умирает.

Сидят друзья вечерком у костра и хвалят то, как он радуется жизни. Как он плюнул смерти в лицо. А один и говорит:

— Глупо это. Вместо того чтобы подготовиться к смерти, он обманывает нас и себя. К чему этот неуместный театр?

Стали кричать и спорить. Смерть у нас табу.

Зашел в госпиталь к знакомому священнику-врачу. Он говорит:

— Умирает прекрасная женщина. Я стараюсь утешить ее, ободрить и вдохнуть вкус к жизни. А ты что скажешь?

— Я думаю, мы, попы, должны учить не только жить, но и умирать. Не учить умирать — наше профессиональное преступление. Из-за нас человек должен совершить самый главный шаг в своей жизни абсолютно не подготовленным. Нельзя обманывать человека. Этим мы подложим ему свинью. А мы должны научить его не только переходу через границу миров.

Чтобы научить, книжек мало. Нужно самому знать смерть и то, что за небесными ставнями. Когда-нибудь я в последний раз взгляну на любимые Кавказские горы и на прекрасную гору Фишт. Последний раз опущу ладони в желтую Кубань и вдохну пронзительный запах чабреца. Последний раз растворится во рту красное вино, полное средиземноморского солнца.

Но разве сейчас это объяснишь дочери? Потерянный айфон — для нее катастрофа. А я молюсь о ней. Может быть, таксист еще вернет телефон.

Зимой я мечтаю, как летом упаду в солнечную морскую волну, и она примет в прозрачные руки. А что же будет вместо нее?

Из личного блога священника Константина Камышанова

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

  • Екатерина

    очень важный текст. спасибо!

  • Андрей

    Спасибо!

« »