Об одной неудаче Николая Ге

Сокровища музеев. Встреча десятая

Апр 8 • КультураКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Мария Разгулина

Мария Разгулина

Искусствовед, сотрудник отдела научно-просветительской работы Государственной Третьяковской галереи

До поры до времени Николай Николаевич Ге был очень удачливым художником. Большая золотая медаль Императорской Академии художеств, пенсионерская поездка в Европу и небывалый успех его отчётной работы «Тайная вечеря», за которую он получает звание профессора, минуя звание академика, — вот послужной список ещё очень молодого художника. «Тайную вечерю» приобрели в 1863 году для императорской коллекции, и она была признана неоспоримой художественной удачей. В этой картине Ге смело порвал с традицией, тянувшейся ещё из эпохи итальянского Возрождения, отменил вытянутую горизонтальную композицию этой сцены и покусился на «художественную правду». Апостолы в строгом соответствии с историческим контекстом возлежали за столом в небольшой полутёмной комнате, освещённой лишь светом одинокой свечи. Просвещённая публика говорила о том, что Николай Ге знаком с трудами историка и теолога Давида Фридриха Штрауса, но правда заключалась в том, что в картине Ге почти точно цитирует Евангелие от Иоанна: «Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит. […] И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее». Иуда уходит, и этот момент запечатлён на картине.

Николай Николаевич Ге

Николай Николаевич Ге

Сам Ге рассказывал, что при работе над композицией использовал остроумный и почти театральный приём: соорудил картонную коробку-комнату, населил её моделями фигур и экспериментировал со светом, переставляя свечу. Это дало неожиданный эффект — вся история у Ге рассказана с помощью света и тени. Комната погружена в полумрак, освещены лица апостолов и Христа, а уходящий Иуда набрасывает плащ и читается одним тёмным силуэтом. Над лицом Иуды Ге долго бился: как мог выглядеть предатель, человек, в которого вошёл сатана? И он изображает его против света — так, что Иуда превращается в собственную тень, читающуюся зловещим тёмным контуром на фоне золотистого света свечи.

На стене комнаты вырастает ещё одна огромная тень, и, хотя отбрасывает её на самом деле Пётр, кажется, будто это Иуда наполняет пространство тьмой. Сознательно или нет, Николай Ге противопоставляет двух героев — Иуду и Петра. Лицо Петра ярко освещено, но мы знаем, что и он станет предателем. Этой же ночью, когда и трёх раз не пропоёт петух, Пётр отречётся от Христа. Но он покается и вернётся, а Иуда уходит навсегда. Позже, в 1891 году Ге напишет другую картину — «Совесть. Иуда». На ней Иуда будет одинокой фигурой, закутанной в плащ, потерянной среди тьмы, заполнившей всё пространство холста.

Эта ночь начинается уже здесь, в «Тайной вечере», в сизых сумерках за окном. Возможно, это всего лишь случайность, но Ге повторил то, что десятилетием раньше сделал Павел Федотов в своей крошечной жанровой сцене «Анкор, ещё анкор». На картине Федотова была жарко натопленная изба, но через окошко в глубине комнаты виднелась зимняя деревня с голубоватым снегом и холодным лунным светом. Так и здесь противопоставлены два мира: тот, что в комнате, с красновато-золотистым светом свечи, и тот что за окном — там холодная синева южной ночи и кипарисы, едва колышемые ветром. Что-то зловещее есть в этой ночи — предчувствие, предугадывание.

Не предчувствие, но знание на лице Христа. Христос опускает голову, и кажется, что Ге почти боится изобразить Бога — так же, как он не может показать Иуду, в которого вошёл сатана. Ге всю жизнь, изображая евангельские сюжеты, будет мучиться от этого противоречия, захлестнувшего его потом целиком вместе с толстовством. Толстой видел в Христе только человека, и в позднем творчестве Николая Ге будет много от этого понимания веры и христианства. В «Тайной вечере» всё ещё иначе. Здесь нет Христа-«идеалиста» Льва Толстого, а есть Бог и сатана. Но как изобразить Бога, если это не икона, а историческая картина, классический академический жанр, в котором одинаково мало места и для философии, и для веры? Если гнаться за исторической правдой и выписывать кувшин и таз с полотенцем на переднем плане, то как показать не предателя, но Того, кого предают? И Христос на картине Ге опускает взгляд. В этом есть справедливость, потому что невозможно эти глаза представить не на иконном лике, а на картине. Так будет опускать глаза и Христос в пустыне Ивана Крамского. Так Александр Иванов написал Христа идущим вдали, а нас поставил на место наблюдателей, народа.

На картине Ге мы можем поймать два взгляда, и принадлежат они ученикам. Испуганно вскакивает молодой Иоанн с широко раскрытыми глазами. На лице Петра — решимость и гнев. «Петр сказал Ему: Господи! Почему я не могу идти за тобою теперь? Я душу мою положу за Тебя. Иисус отвечал ему: душу твою за Меня положишь? Истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды.» Но оба они — раскаявшийся Пётр и верный Иоанн — окажутся у пустого гроба в воскресенье. Это к ним бежит Мария Магдалина — порывистая фигура в белом на другой картине Николая Ге.

«Вестники Воскресения» должны были повторить успех «Тайной вечери». Ещё одна историческая картина на евангельский сюжет в исполнении уже прославленного мастера. Ге начинает писать её в очередной заграничной поездке, но на этот раз его ждал не грандиозный успех, а не менее шумный провал. Картину не приняли на академическую выставку, а критики назвали Марию Магдалину «то ли сорокой, то ли ласточкой». В результате Николай Ге увлёкся портретами, влился в Товарищество передвижных художественных выставок и добился успеха, обратившись к другому, уже связанному с русской историей сюжету — «Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе».

Н.Н. Ге. Вестники Воскресения

Н.Н. Ге. Вестники Воскресения

Отчасти критики были правы: картина кажется непонятной, в ней мало действующих лиц, и по стилю она гораздо ближе к позднему Ге с его экспрессивностью письма, чем к раннему, в котором ещё много дотошной тщательности академической выучки. Но есть что-то необыкновенно выразительное и почти кинематографическое в том, как Николай Ге передаёт идею двумя образами и буквально несколькими штрихами.

Возможно, Ге и правда мог бы стать гениальным кинорежиссёром, живи он столетием позже. Многие его картины — почти кадры. Вот римский прокуратор остановился на секунду и протянул руку во властном вопросительном жесте к собеседнику, стоящему в тени. «Что есть истина?» — гулким эхом прозвучал его вопрос. Вот первосвященники и иудеи, как толпа стервятников, образовали свою зловещую процессию в полумраке — это картина «Повинен смерти». А здесь, в «Вестниках Воскресения» — раннее утро первого дня недели. Трое усталых римских солдат покидают свой пост. Едва рассвело, и они говорят между собой о том, как хочется спать, и где можно раздобыть еды. Они уходят, даже не оглянувшись. И следующий за этим кадр — бегущая девушка в свете золотых лучей восходящего солнца. Сейчас, совсем скоро она сможет сказать эти слова — Христос воскрес!

На картине нет ни воскресшего Христа, ни апостолов, ни жён-мироносиц, ни даже пустого гроба. Здесь только четыре фигуры — уходящие стражники и Мария Магдалина. Стражники на переднем плане, но именно они уходят вниз, в пустоту и тьму небытия. А она бежит с вестью о воскресении к апостолам, и за ней сиреневая дымка, золото рассвета и розовые облака.

Пусть это будет самая большая неудача Николая Ге, но этой картиной он сказал очень многое. Скупыми средствами, всего лишь красками на холсте и самой обыкновенной светотенью он рассказал о том, что смерть повержена, старый мир уходит в прошлое, а жизнь торжествует во Христе. Тьма небытия и смерти удаляется вместе со стражниками, чтобы уступить место свету и жизни.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »