thezispic_30

Сокровища музеев. Встреча третья

Май 1 • Культура, РубрикиКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 votes, average: 5,00 out of 5)
Мария Разгулина

Мария Разгулина

Искусствовед, сотрудник отдела научно-просветительской работы Государственной Третьяковской галереи

Картина «Водоём» Виктора Борисова-Мусатова замыкает теперь в Третьяковской галерее анфиладу залов искусства рубежа XIX-XX веков. Когда-то там висело «Купание красного коня» Петрова-Водкина, и это был гимн рождению нового искусства. «Водоём» — скорее элегия. Эта картина Борисова-Мусатова — об уходящих временах и ускользающей красоте.

ПАРИЖСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Борисов-Мусатов — художник, ушедший трагически рано, поэтому его творчество невероятно сконцентрировано: первое его значительное произведение было создано в 1898 году, в 1905 — он умирает. «Водоём» написан в 1902 году, и важно, что это произведение уже нового, двадцатого века. А для самого художника это даже не вторая половина жизни, а уже практически ее конец.

В год создания «Водоёма» он — уже состоявшийся художник, успевший приобщиться и к европейской традиции. Борисов-Мусатов учился не только в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у Коровина и в Академии художеств в Петербурге у Павла Петровича Чистякова, блистательного педагога и учителя Врубеля и Серова, но и в Париже, в мастерской Кормона.

Кормон — исторический живописец и педагог, у которого Борисов-Мусатов учился рисунку с натуры. И как-то даже дал краткую, но блестяще точную характеристику всем троим своим учителям: «Коровин меланхолик, Чистяков хитрец, Кормон упрям». Вряд ли кто-то сказал о них лучше.

СИНТЕЗ ЖАНРОВ

Важно и другое. Живя в Париже, Борисов-Мусатов видел и живопись импрессионистов, и произведения Гогена, Сезанна и художников группы Наби. И «Водоём», как и всё его дальнейшее творчество, неизбежно вбирает в себя все парижские впечатления.

Это отражается, к примеру, на определении жанра картины. Рубеж веков — время, когда художники приходят к синтезу жанров. Строгое разделение между жанрами живописи, существовавшее до этого во всех европейских академиях и всячески поддерживавшееся академическими кругами, отходит на второй план.

В самом деле, определить жанр «Водоёма» практически невозможно — это и не портрет, хотя мы точно знаем, кто изображен на картине, и не пейзаж, хотя он был неотъемлемой частью всех произведений художника, и не историческая картина, хотя действие, как почти всегда у Борисова-Мусатова, перенесено в некую абстрактную, бесконечно далёкую от нас старину. Бытовая картина? Тем более нет. Ничего бытового, обыденного здесь нет и в помине. Художник всегда видоизменяет, трансформирует действительность. Реальная усадьба становится видением, реальные девушки — призраками, и даже водоём — не «пруд», как мог бы назвать свою картину художник-реалист.

ПОИСКИ ГАРМОНИИ

Водоём — понятие абстрактное само по себе, и у Борисова-Мусатова это некое поэтическое представление о водоёме. Недаром художник сам писал стихи. Одно из них написано по поводу совершенно другого произведения, картины с неслучайным названием «Гармония», которая была создана раньше «Водоёма». Но эти строки важны для понимания всего творчества Борисова-Мусатова и даже больше — его мировосприятия:

…С каждым днём всё гармоничней
Выступают тон за тоном.
В мягком сумраке купаясь,
В воздух глубже погружаясь,
Голубых небес отсвет
Шлёт земле в лучах привет…

И так важны здесь слова о гармонии, которую художник ищет не только в одноимённом произведении, но и в каждой своей картине. Борисов-Мусатов никогда не будет стремиться к блистательной виртуозности, выставляемой напоказ, к актуальности сюжета или соответствию последним модным тенденциям. В его произведениях не будет бурных страстей, аффектов или излишней эмоциональности. Все они — и «Водоём» не исключение — о гармонии, о тихой радости, подёрнутой лёгкой грустью.

И ещё один поразительный момент в этом стихотворении — «В воздух глубже погружаясь, / Голубых небес отсвет / Шлёт земле в лучах привет». Вот это единение всех стихий — воздуха, земли, а в случае с водоёмом ещё и воды, — это тоже «борисово-мусатовское», только его, когда сложно, практически невозможно отличить одно от другого.

Да, формально можно сказать, что на картине небо отражается в воде, но в произведениях художника они как будто сотканы из одной материи, сотворены из невесомой субстанции. Водоём плывёт этими облаками, а облака перетекают в водоём.

«СВОБОДА, НЕ СДЕРЖИВАЕМАЯ ХОЛСТАМИ»

Чтобы создать эту текучесть и невесомость, Борисов-Мусатов принципиально отказывается от масляной живописи. «Водоём» написан темперой. Темпера отличается от масляных красок, густых по своей структуре и насыщенных по цвету. В масляной живописи важна структура мазка — он может быть очень плотным или более прозрачным, он может формировать или даже практически лепить изображаемый предмет. И почти всегда он перекрывает холст, закрывает от нас эту основу живописи. Темперой же писали испокон веков на деревянной доске, предварительно подготовленной и загрунтованной.

Борисов-Мусатов пишет темперой на холсте, причём на грубом полотне. Сквозь жидкий слой темперы проступает полотно, материя обнажается, художник как будто специально показывает нам — все эти небеса и видения сотканы из грубой ткани. Завеса тайны оказывается приоткрытой.

«Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда», — писала Ахматова. А сам Борисов-Мусатов ещё в 1899 году написал так: «Мечтаю о Тинторетто, о Веронезе. Мне покоя не даёт их свобода, не сдерживаемая холстами. Какое это наслаждение, должно быть, работать на холстах по нескольку метров. Не знать предела своей энергии, своей фантазии, широким потокам краски». Эту свободу Борисов-Мусатов обрёл, как мне кажется, в полной мере. В «Водоёме» мы видим всё это — как темпера, «широкие потоки краски» стекают по грубому холсту, как зелень выливается в пруд, а пруд беспощадно опрокидывается и накрывает нас с головой.

Дело в том, что сам художник переживал нечто подобное. Вот что он говорит в своих крымских записях, которые датируются летом 1895 года: «В жаркий летний день южного солнца я ехал меж знойных крымских скал и, должно быть, спал. Какой-то толчок. Мимолётное сновидение. Я открыл глаза и замер от восхищения. Передо мной стояла стена ярко-бирюзового цвета. Внизу она была покрыта жилками, которые серебрились и переливались на солнце. То было море. Верхним своим краем оно упиралось в светлое небо. Нижним ласкалось к белым, ярко-белым на солнце домам Алупки».

Это удивительный фрагмент его записей, который показывает, во-первых, что даже в прозе Борисов-Мусатов сохраняет способность к поэтизации образов. И, во-вторых, удивительно то, как он воспринимает море — как некую вертикальную поверхность, упирающуюся в небо. Что-то подобное есть в «Водоёме», только в картине этот эффект создаётся средствами композиции, весьма и весьма необычно построенным пространством.

ВНЕ ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА

Героинь картины мы видим как бы сверху и пруд, казалось бы, тоже. Но из-за того, что в нём отражаются небо и кроны деревьев, создаётся впечатление, будто мы внизу, а пруд наверху. Борисов-Мусатов ловит нас на противоходе, на привычке, стереотипе восприятия. Небо — оно должно быть наверху. А здесь вдруг внизу. Этот водоём — стык миров, а мы парим между ними. Парят и главные героини — они оказались вне времени и вне пространства. Остановились, замерли. Ведь всё движение в картине выстроено по кругу. Медленно вращается круг водоёма, девушка в розовом (сестра художника) оборачивается, крỳгом ложится синий муслин юбки второй девушки, Елены.

В. Борисов-Мусатов. Эскиз к картине "Водоем" (1902 г.)

В. Борисов-Мусатов. Эскиз к картине «Водоем» (1902 г.)

Круг — фигура, которая не заканчивается никогда. Символ бесконечности. В круг вписана композиция «Водоёма» для того, чтобы почувствовать, как внезапно остановилось время. Оно замерло.

Время в изобразительном искусстве — отдельный сюжет. Живопись, в отличие от музыки или театра, не связана со временем и его длительностью напрямую. Но с этой вневременностью боролись многие, пытаясь «поймать момент». У Борисова-Мусатова важен не момент, а состояние. Состояние той самой пресловутой гармонии, которой так сложно дать определение — но как иначе описать умиротворение, царящее в произведениях Борисова-Мусатова? К этому состоянию он стремился всегда, подчас болезненно переживая ощущение конечности времени. В своих произведениях художник упрямо создаёт идеальные миры, как будто пытаясь творчеством остановить беспощадный ход времени.

ТОСКА ПО СТАРИНЕ

Часто говорится о том, что Борисов-Мусатов создал мир русской усадьбы в русской живописи. Да, он наряжает своих героинь в струящиеся шелка и старинные кружева. Но для него это никогда не будет игрой в старину, как для Бенуа или других членов «Мира искусства». Это не повод для стилизации, а тоска по лучшим временам, по красоте, которую мы так часто связываем с прошлым. Своего рода пассеизм, тоска о былом.

Хотя «Водоём» — это не прошлое и не настоящее. Борисов-Мусатов упраздняет категорию времени не только посредством выстраивания композиции по кругу. Посмотрите, как он обрезает — и сам пруд, и зелень вокруг, и синюю юбку. Это не тщательно выстроенная, кадрированная композиция академических мастеров. Её нарочитая случайность, фрагментарность — как будто часть видения, фрагмент из сна — наталкивает на мысль не то о зеркале, не то о «Гобелене». Именно так, «Гобелен», называется другая его картина. Но и эта — соткана из воспоминания. Сцена тихого разговора, вставленная в обрамление пруда и неба над ними. Этот пруд охватывает композицию, как ожерелье, жемчужное ожерелье на тонкой шее одной из его героинь.

ВЫБОР ЦВЕТА

Ощущение того, что происходит всё вне нашего мира, где-то очень далеко, словно за невидимой прозрачной стеной, усилено выбором колорита. Художники нередко играют на нашем восприятии цвета и особенно часто используют то, что тёплые цвета, как правило, визуально воспринимаются нами как более близкие. А холодные кажутся дальше — поэтому так часто появляются у пейзажистов «голубые дали».

В «Водоёме» колористическая доминанта — синий и голубой. Цвет неба, цвет платья, цвет камня, окаймляющего пруд. Бесконечно прекрасный и бесконечно далёкий от нас оттенок синего. Холодное розовое платье второй героини. И только иногда прорываются, проскальзывают в картину тёплые цвета: вдруг начинают светиться тёплым коричневым волосы девушки слева — как будто луч солнца внезапно ворвался в это заколдованное царство. Ведь даже коричневый земли на переднем плане — холодный, сизоватый. Да и девушка справа вся написана в холодных тонах, даже лицо её несёт на себе отсвет голубоватого, холодного света, царящего в картине.

Во всей истории русской живописи трудно найти другого такого колориста, как Борисов-Мусатов. Он нигде не форсирует, не преувеличивает, подчас намеренно избегает яркости. Ему помогает в этом темпера — на этот раз не своей струящейся фактурой, а способностью проникать в холст, соединяться с ним. Холст принимает в себя цвет, гасит слишком яркие пятна. Синий у Борисова-Мусатова может быть бесконечно-глубоким, но никогда — слишком ярким.

***

Тонкость и чуткость — вот что отличает живопись Борисова-Мусатова. Болезненный мальчик (известна история о том, как в возрасте трёх лет он упал и повредил позвоночник) вырастает в художника, который всеми силами стремится обрести в восприятии окружающего мира и своём собственном искусстве красоту и гармонию. Красоту не яркую, нарочитую, эмоциональную, а именно гармоничную — в его произведениях всё оказывается в равновесии, всё взаимосвязано — природные стихии, люди.

Красота неба для него не менее важна, чем красота его героинь, а их лёгкая грусть как будто передаётся пейзажу. Пейзаж этот Борисов-Мусатов одушевляет — наделяет душой в почти буквальном смысле, ведь эмоции свойственны только душе, но никак не камню или дереву. Картины Борисова-Мусатова всегда глубоко эмоциональны — это часть его видения мира, его самого. Его картины — это прежде всего он сам, палитра его души, его поиски вечно ускользающей гармонии.

На фото: фрагмент картины В. Борисова-Мусатова «Водоем»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »