Старый бабушкин буфет, или Почему нельзя убивать вещи с историей

Чему учит снос исторических памятников

Мар 30 • Авторская колонка, Популярные темыКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Наталья Андросенко

Наталья Андросенко

Политолог, редактор сайтов "Новые хроники" и "Русский обозреватель"

Лента фейсбука принесла печальное: в Серпухове снесли Ситценабивную фабрику Коншина, расположенную рядом с серпуховским Кремлем. В каком-то смысле — один из символов города. На сегодняшний день полностью снесена котельная с фасадом в стиле модерн, такая же участь ждет палаты XVIII века, фундаменты трех снесенных в советское время храмов и остальные строения комплекса — оставят только одно пятиэтажное здание советского времени, в котором разместится торговый центр.

На фотографиях в сети — обычные, на первый взгляд, кирпичные здания XIX – начала XX века, типичная промзона, фабрика из тех, про которые писал Блок («в соседнем доме окна жолты»), да еще в заброшенном состоянии (предприятие окончательно остановило работу в 2009 году). Половина прочитавших пожмет плечами: мол, было бы что сохранять. Древние храмы, дворцы, усадьбы — но фабрика! Разве это памятник архитектуры? Какая польза от заброшенной промзоны в центре города? Наоборот, это рассадник криминала и бомжей! В чем ужас и трагедия-то? Завод здесь совсем не нужен, фабрику действительно лучше перепрофилировать во что-то более полезное. Сносите, сносите и стройте скорее что-нибудь красивое и хорошее.

Ситценабивная фабрика Коншина

Ситценабивная фабрика Коншина до революции 1917 г.

Ситценабивная фабрика Коншина. Наши дни.

Ситценабивная фабрика Коншина. Наши дни.

Ситценабивная фабрика Коншина. Наши дни.

Ситценабивная фабрика Коншина. Наши дни.

В нынешнем состоянии комплекс зданий Ситценабивной фабрики действительно выглядит малопривлекательно. Правда, отсюда вовсе не следует, что снос «под ноль» — единственно верное и оптимальное решение. Самое простое и дешевое, но не более того.

ОТ ЗАВОДОВ К ЛОФТАМ

Сама по себе промышленная архитектура прошлых веков очень необычна и самобытна. Сейчас так не строят (с). Поэтому уже давно по всем мире очень популярно такое решение, как перестройка промышленных зданий XVIII–XIXвеков под торгово-офисные, а иногда и жилые пространства. Такое переделанное пространство называется специальным модным словом «лофт».

Идея использовать заброшенные мануфактуры, склады и мастерские возникла на Манхэттене в 40-е гг. XX века и стала очень популярна в 50-е, особенно среди творческих людей; модные художники открывают в бывших цехах выставочные залы и студии. Вскоре за оригинальным жильем закрепился статус элитного — постепенно поэтов и художников вытеснили адвокаты и финансисты; тем более, что многие бывшие промышленные здания оказались оригинальными памятниками архитектуры, расположенными в центре города.

Дизайн-завод Flacon

Дизайн-завод Flacon

В последние годы лофты стали появляться и в Москве: тут и флагманский Красный Октябрь, и дизайнерский Флакон, и офисная Даниловская мануфактура. По нынешним меркам промышленная архитектура столетней давности действительно очень гармонична — кирпичные стены, высокие потоки, оригинальные окна. Убрать неизбежные для промзоны пыль, свалки и грузовики, облагородить стеклом и деревом, лавочками и фонарями — и получится действительно очень приятное и необычное пространство. Удобное, функциональное и в то же время «с историей».

ТРАДИЦИЯ ПОД БЕТОНОМ

Впрочем, в России пока девелоперу (подразумевается, что девелопер — это тот, кто развивает территории) проще снести старый завод или фабрику и построить на его месте новое здание. Тем более — в центре города. Зачем мучиться с реставрацией трех-четырехэтажных построек, если проще и выгоднее отгрохать на его месте многоэтажку? (О пробках, возникающих в результате строительства высотки на месте двухэтажного деревянного домика, скромно умолчим).

Сейчас очень популярны разговоры о традиции и модерне, о том «кто кого», и не слишком ли много «косного консерватизма» в обществе. Либерально ориентированные СМИ рассказывают о необходимости преодолении традиции и модернизации институтов.

На самом деле, наша беда прямо в противоположном. У нас не засилье традиции — у нас, напротив, ее слишком мало, и мы не умеем с ней работать, адаптировать ее так, чтобы она органично и естественно вписывалась в современную жизнь. Проще снести все бульдозером, залить бетоном площадку и построить несколько бездушных многоэтажных коробочек.

Потом, конечно, удивляемся: а почему у нас не так красиво и органично как в Европе? а почему в окружении бетонных новостроек наши памятники XVI века выглядят не так аутентично? А дальше идут гипотезы: то ли климат плохой, то ли памятники не те, то ли вообще все наше культурное достояние не имеет никакой ценности.

ЭКОНОМИМ НА КУЛЬТУРЕ

Естественно, с серпуховской фабрикой Коншина предлагались и другие решения. Можно было действительно развивать территорию, включить ее в уникальные туристические маршруты, создать музейно-туристический квартал, включающий в себя необходимые для города инфраструктурные объекты: детский центр, ремесленные мастерские, гостиницы, кафе, рестораны, магазины, офисы и т.д. А заодно и полноценно использовать рекреационный потенциал набережной г. Серпухова. Ну чем не как в Европе?

Всегда есть решение дорогое и дешевое. Дешевое — это тут бетон, здесь пластик, бульдозер и многоэтажки. Дорогое решение — это учитывать, что мы пришли не в чистое поле, что до нас здесь что-то было, была какая-то традиция, и сейчас мы будем ее органично развивать. Применяя новейшие технологии и методы, скрупулезно искать то самое нужное решение. Да, это дороже во всех смыслах — надо много думать и очень осторожно что-то делать, создавать новое и современное, вплетая в него историческую ткань.

Старый бабушкин буфет, или Почему нельзя убивать вещи с историей

Собственно, эти критерии — склонность к дорогим или дешевым решениям, отношение к культурному наследию — показывают даже не столько уровень развития общества, сколько то, насколько хорошо мы чувствуем сами себя.

МОДЕРНИЗАЦИЯ БЕЗ ПОТЕРЬ

Одно время была очень популярна идея консервативной модернизации, и тогда нас часто спрашивали: а как это вообще возможно? Разве можно одновременно консервировать и модернизировать? Что вы вообще предлагаете?

Консервативная модернизация — это как раз об этом. Когда мы не сносим историческую застройку в центре города, а бережно модернизируем — чтобы она была и современной, и функциональной, и чтобы при этом сохранялись старые здания и уникальный архитектурный облик города.

Мне от бабушки достался буфет. Деревянный буфет, выкрашенный в желтый цвет, периода «сразу после войны». Для кого-то, наверное, старая рухлядь, от которой при переезде на новую квартиру избавляешься в первую очередь. Тем более, что кухни теперь принято делать по индивидуальному заказу или покупать в Икее. Кстати, если бы не буфет, мы бы купили домой стандартный икеевский сервант, и еще для полноценного дивана место бы осталось — а сейчас из-за буфета стандартный диван туда не помещается.

Но мне дорог этот деревянный буфет: он помнит бабушку, у него непередаваемый запах ванили и дерева, один из первых осознанных запахов в моей жизни, да и с функцией хранения сервизов и конфет он справляется неплохо. Поэтому я поменяла на нем дверные ручки, подновила магниты на дверцах, почистила оттеночное стекло с рельефом (такие сейчас тоже не делают). Живу и радуюсь, что в моей жизни нашлось для него место, и мои дети растут возле вещи «с историей». А диван мы найдем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »