Вернуть дружбу: как простить чужой дурной поступок

Вернуть дружбу: как простить чужой дурной поступок

Май 29 • Разговор по душамКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)

Вопрос: Очевидно, что большинство людей хочет находиться в хороших отношениях с другими людьми. А христианам и вовсе заповедана любовь ко всем — как друзьям, так и врагам. Но часто бывают ситуации, когда человек, допустим, услышал о себе что-то недоброе, какую-то сплетню, злословие, и в его душе по отношению к тому, кто злословил или посеял сплетню, рождаются отрицательные чувства — сначала легкая досада, потом обида, потом неприязнь, которая со временем только усиливается. Как можно «отмотать назад пленку» и вернуть добрые чувства к тому, кто досадил или обидел?

Отвечает отец Алексий Уминский, священник, настоятель храма Святой Троицы в Хохлах:

Отец Алексий УминскийВы задаете очень непростой вопрос, в  котором очень много аспектов.

Прежде всего, мы должны учитывать одну очень важную вещь: мы живем в мире искаженных отношений. В мире, где даже самые лучшие наши мысли, слова, порывы, выходя из наших уст, превращаются в нечто иное, искажаются. «Мысль изреченная есть ложь», сказал классик. Мир, в котором мы живем, и христианство об этом говорит это все-таки падший мир, мир, в который вошел грех, зло, ложь.

Например, младенец, рождаясь на свет, еще не имеет личного греха, но уже воспринимает искаженность мира — и в этом смысле он уже не идеален, уже не является эталоном чистоты. Об этом с удивлением писал Августин Блаженный: ребенок, вкушающий материнскую грудь, которая его питает, вдруг, совершенно непроизвольно начинает эту материнскую грудь кусать. Зачем-то, почему-то в нем рождается это странное двойственное отношение.

И в этом смысле со всеми нами происходит нечто странное. Об этом с горечью, с огорчением пишет о самом себе апостол Павел: «желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. …Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» Это пишет великий апостол, святой человек. Ведь нам всегда хочется доброго и хорошего, а получается все наоборот. И такое состояние характерно для всего, что в нас происходит. На память приходят строчки Иосифа Бродского, которого так часто в последнее время вспоминают в связи с 75-летием со дня его рождения: «Я глуховат. Я, Боже, слеповат».

Это глубокое понимание самого себя. И когда человек сам о себе это знает, то тогда он относится с пониманием к тому, что происходит в мире человеческих отношений. «Испорченный телефон», недосказанность, недоговоренность в этом мире присутствуют в избытке, и люди начинают очень быстро друг с другом расставаться — просто по недоумению какому-то. Вспомним даже знаменитую «Повесть о том, как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем»: «Грустно жить на этом свете, господа!» Потому что мир таков. И человек должен изначально это понимать, изначально другого человека в этом свете принимать, отдавая себе отчет, что «и я таков», «и я не лучше». Это первое, что можно сказать по этому поводу.

Второй момент, который связан с этой темой: мы очень много о себе думаем. Мы все время думаем о себе: о том, как мы выглядим в глазах других людей, что о нас думают и говорят другие, волнуемся, вдруг они подумали о нас что-то плохое. То есть у нас обострено чувство самого себя по отношению к другим. К примеру, сотрудник проходит мимо группы своих коллег, и они в этот момент замолкают. И он начинает думать: «А не обо мне ли сейчас говорят? А вдруг они меня сейчас обсуждают за моей спиной?» То есть у человека напряженно-подозрительное отношение ко всему, что касается его самого. Наше постоянное болезненное внимание к самому себе — это, конечно, свойство нашей гордыни. И болезненность эта бывает продиктована одной простой вещью: боязнью самому себе признаться в том, каков я на самом деле, боязнью быть самим собой.

Другими словами, прежде всего мне важно то, как я выгляжу в глазах остальных людей: а все ли понимают, что я умный? а все ли замечают, что я в тренде? а все ли правильно относятся к моим словам, моей эрудиции, все ли чувствуют это? А если они этого не чувствуют, что я должен сделать, чтобы почувствовали? Кого я должен из себя изобразить, чтобы они поняли, как меня надо воспринимать? И огромное количество сил, энергии человеком тратится на то, чтобы все время создавать некий образ, который, в общем-то, реальности не соответствует. И самая большая обида возникает тогда, когда этот образ разрушается, когда в этот образ не верят, когда кто-то про этот образ говорит правдивые слова, как, например, сказал мальчик в сказке про голого короля. Самая огромная обида бывает именно на этих людей.

Это самолюбие, причем пустое. Человеку просто не хватает мужества признаться, что он не такой умный, не такой смелый, не такой красивый. Красивому человеку не нужно казаться красивым, правда ведь? Равно как и умному не надо казаться умным, а сильному — сильным. Тот, кто умен, он умным и является — ему не надо ничего из себя изображать, чтобы в это поверили. А если ты изображаешь, то, по крайней мере, имей мужество признаться в том, что ты не умный. Если ты пытаешься казаться храбрым, поверь мне, ты не храбрец. Если ты пытаешься возвыситься на другими, унижая при этом других, чтобы на их фоне казаться выше, то значит ты не настолько высок.

Это такая линейка, по которой человек может себя проверить. Самое главное тут — не испугаться признаться себе в том, кем ты в действительности являешься — ведь, на самом деле, это точка отсчета, с которой все начинается. Если я глуп, а хочу быть умным, то для этого мне не надо казаться умным, а надо просто поумнеть. Но путь от глупца к умному начинается с честного признания. Иначе ничего не изменится.

Так же начинается путь к смелости, к эрудиции, к таланту — к любому достижению. С нуля. Пока я не признаюсь себе, что я нахожусь в самом начале, в нулевой точке, я никуда дальше не пойду. Все время буду только кого-то из себя изображать — и сильно обижаться, когда другие будут высвечивать своими словами и действиями ложность моего образа.

И третье, о чем важно сказать. Если действительно случилось так, что кто-то сказал про меня нечто недоброе и при этом не соответствующее действительности, то я все-таки должен подумать: а что из себя по-настоящему представляет человек, который обо мне такое сказал? Что в этом человеке главное: то, что он сказал обо мне плохое, или все-таки те замечательные черты, которые я о нем знаю доподлинно? Скажем, мы с ним были в хороших отношениях, и я видел этого хорошего человека щедрым, веселым, готовым помочь другому — с замечательными качествами души. И вдруг одно дурное слово обо мне так сильно на меня повлияло, что он оказался для меня чужим. Мне просто надо вспомнить: что в нем по-настоящему перевешивает?

В таком случае надо серьезно над собой потрудиться, поработать над своей душой. Победа над своим самолюбием — очень тяжелый и болезненный труд. Если удастся на этих весах вдруг увидеть, что перевешивает не одно слово, сказанное против тебя (допустим, действительно несправедливое), а все другие хорошие качества человека, то значит можно это просто простить и об этом забыть.

И, конечно, осознавать, что такое может случиться с каждым из нас. И мы ошибаемся. Что, мы всегда говорили о людях только хорошее? Никогда не злословили? Никогда не передавали какую-то недостоверную информацию о ком-то? Да это случается с нами на каждом шагу. Поэтому если я когда-то такое себе позволил, то не стоит удивляться, что то же самое получил в ответ спустя какое-то время. Но главное в человеке все-таки не это.

Иногда другой человек не хочет восстанавливать прежние хорошие отношения. Прощение другого — это очень тяжелый путь. На самом деле, нет ничего более тяжелого в этом мире, чем прощать и просить прощения. Это наиболее  сложные задания, которые человеку дает Бог. Притом это очень долгая работа: ты прощаешь, а обида возвращается, ты с ней борешься, а она опять возвращается — и так может длиться годами. Но если человек все-таки идет этим путем, то сам такой путь уже являет огромное достоинство человека. Потому что когда человек идет таким путем, он становится похожим на Христа.

И тогда уже одного этого осознания, что во мне действительно сейчас что-то меняется в лучшую сторону, для человека может быть достаточно — а там как Бог даст. Сердце другого человека может быть закрыто на долгое время: если сейчас, сегодня не происходит примирения, то оно может произойти позже. Это очень благородный путь — и надо идти им, не бояться, и рано или поздно он обязательно принесет плод. Это путь, который без плода не остается.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »