Три главных сценария семейных конфликтов

Бей, беги или осознавай?

Ноя 9 • Авторская колонкаКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Социолог, преподаватель, журналист

Иллюзия бесконфликтных отношений проистекает из иллюзии о вечной влюбленности. В состоянии эйфории, которое охватывает нас в конфетно-букетный период, рождается мысль о том, что «так должно быть вечно». И зачатки конфликтов, как правило, сначала не замечаются. Ведь столько хорошего и романтичного у нас сейчас в отношениях. Но вот проходит год, два, три… Влюбленные начинает жить вместе, выясняя, что рядом не фея или рыцарь, а вполне себе строптивая женщина и упрямый мужчина. Ежедневные стычки, претензии и закатывание глаз перерастают во взрывоопасную ситуацию, когда незакрытый тюбик пасты способен перечеркнуть все романтические вечера и страстные признания.

С другой стороны, в конфликте нет ничего аномального или предосудительного. Конфликт — естественный способ построения совместной реальности. Вспомним Гегеля: тезису с антитезисом тоже пришлось изрядно поконфликтовать и проверить друг друга на прочность, чтобы в итоге перейти в новое, более высокое качество совместного бытия — синтез. В конечном счете, отношения рушатся не из-за самих конфликтов, а из-за способов их ведения.

Наша частая ошибка — считать, будто случившийся конфликт означает, что партнер хочет сознательно обидеть, причинить боль. Но в действительности большинство из нас — за исключением совсем уж патологических случаев — создает семью не для того, чтобы учить друг друга, конфликтовать, страдать и чувствовать себя отвергнутыми и нелюбимыми. Мы создаем союзы, чтобы любить, заботиться друг о друге и разделять свою жизнь и свои ценности. Рожаем детей для того, чтобы их любить и растить в любви, а не для придирок и выплескивания недовольства. Таким образом, при любом семейном конфликте, даже самом тяжелом и длительном, люди вообще-то друг друга любят. Любят, но, слово за слово, начинают друг друга обвинять и ранить.

БЕЙ ИЛИ БЕГИ!

Почему именно семейные конфликты отличаются такой болезненностью? Дело в том, что неотъемлемым свойством семейного конфликта является воскрешение детских переживаний, делающих нас уязвимыми. Когда близкий человек предъявляет нам претензии, выражает недовольство и гнев, игнорирует нас, мы превращаемся в маленького мальчика или девочку и чувствуем угрозу, которую когда-то чувствовали в конфликте с другими ценными и близкими для нас людьми — родителями.

Типичные базовые реакции на такую угрозу  — «бей» или «беги». В ответ на нападение ребенок начинает защищаться, нападает в ответ — или замолкает, уходит, закрывается в своей комнате. Обычно эти реакции не осознаются и, будучи многократно повторены, включаются автоматически — и в этом их главная ловушка. Вырастая и становясь взрослыми, мы порой сами не понимаем, почему так бурно на что-то реагируем.

Возьмем ситуацию, когда ребенка в детстве часто игнорировали родители. Когда такой малыш вырастет, он скорее всего будет очень болезненно переносить, когда его супруг чем-то очень увлечен и не поддерживает с ним постоянный эмоциональный контакт. Он будет испытывать чувство отверженности, отчаяния и изо всех сил привлекать к себе внимания, к примеру, истериками. Либо уйдет в себя и будет молчать и копить обиду внутри. Соответственно, его ничего не подозревающий супруг и не поймет, откуда столь болезненная реакция на ситуацию, в которой он всего лишь занят своими делами.

Ребенок, которого в детстве чересчур опекали и контролировали, став взрослым, может очень болезненно реагировать на в общем-то невинную привычку супруга звонить и спрашивать: «Ты где?». Простой интерес к его планам для выросшего в гиперопеке человека трансформируется в навязчивость и тягостное ограничение его свободы. В такие моменты он чувствует себя загнанным в угол и взрывается гневом.

БОЛЬШОЙ БОСС И УМИРАЮЩИЙ ЛЕБЕДЬ

Вернемся к базовым реакциям на угрозу — «бей» и «беги». В семейной жизни эти две реакции преломляются в две разных группы конфликтов. Стратегия «бей» — это конфликты за власть и влияние, а стратегия «беги» — конфликты за привычный комфорт.

В первом случае люди выясняют, кто в семье Большой Босс. Но что стоит за стремлением всегда быть правым, настаивать на своем, все контролировать? Как правило, это страх. Страх того, что если ты не будешь авторитарным «главой», то в следующую секунду тебя отодвинут, обидят, унизят. Такой человек пережил опыт грубого, насильственного отношения к ценным для себя вещам и сейчас действует по принципу «если не ты, то тебя». Под маской авторитарного властолюбца скрывается испуганный ребенок, который в какой-то момент принял решение: «Я больше никогда не позволю, чтобы со мной так поступали. Теперь орать буду я».

Во втором случае конфликт строится на борьбе за роль Умирающего Лебедя. Это борьба за то, чтобы можно было не нести ответственность, не принимать решения, не содержать семью. Борьба за роль самого несчастного. Этот сценарий гораздо тоньше и менее осознаваем, чем сценарий Большого Босса, который более яркий и очевидный, но он не менее распространен. Основные конфликты происходят не потому, что кто-то кого-то заставляет что-то делать, а из-за того, что никто ничего делать не хочет. Никто не хочет идти на вторую работу, убираться и готовить, сидеть с ребенком. Главное — успеть объявить себя Умирающим Лебедем, который не в силах, не умеет, не способен, он болеет и в депрессии. Кто выиграл, тот не несет ответственность и пребывает в состоянии вечного ребенка. Умирающими Лебедями часто бывают дети с опытом гиперопеки, когда любое проявление инициативы, самостоятельности, желания самому разобраться, постоять за себя, вызывало жесткую реакцию родителей — от запугивания страшными последствиями до высмеивания. В таком случае ребенку не оставалось ничего, кроме как обнаружить для себя вторичные выгоды положения слабого и беспомощного. И уже из этой позиции отстаивать свои интересы. По сути, это тоже борьба за власть. За власть без последствий и без ответственности.

Эти две стратегии реагирования лежат в основе большинства семейных конфликтов и определяют жизнь многих семей. На поверхности мы ругаемся из-за бардака в квартире, того, куда поехать в отпуск и кому завтра сидеть с ребенком, но по сути боремся за власть и распределяем роли. Более взрослые, целеустремленные, энергетически ресурсные люди стремятся к роли Большого Босса. Более инфантильные, пассивные и любящие комфорт стремятся к роли Умирающего Лебедя. Кстати, два этих типа неплохо уживаются друг с другом. Большой Босс хорошо уживается с Умирающим Лебедем — стремления у них разные, и они вполне удовлетворяют их в паре. Умирающий Лебедь реализует свою главную потребность ни за что не отвечать, Большой Босс выполняет свою главную потребность быть в безопасности. Конфликты начинаются там, где идет борьба за ценный для обоих ресурс — власть или комфорт.

КАК ВЫЙТИ ИЗ КОНФЛИКТА?

Повторюсь, что подобные реакции в конфликте — не злонамеренное поведение, люди не специально уязвляют друг друга и перетягивают одеяло на себя. Эти стратегии из детства, и люди их не выбирают. Понимание этого — первое условие для того, чтобы перейти к конструктивному способу решения конфликта. Итак, первое условие — в самом начале отказаться от мысли, что кто-то виноват. Пока мы находимся в плену обвинений — себя или другого — мы не сможем конструктивно выйти из конфликта.

Второе условие — память о том, что никто не вступает в отношения для того, чтобы издеваться на другими и самому быть несчастным. Все хотят любви, близости и счастья, но в ходе конфликта мы нередко теряем наши взрослые ресурсы и сползаем в детский опыт, из которого говорит не взрослый человек, который хочет решить проблему, а напуганный и уязвленный ребенок. Себя обвинять тоже нет смысла: вы так реагируете не потому, что вы плохой человек, а потому, что такие модели у вас закрепились.

И третье условие — добиться большей осознанности. Шанс поменять привычный сценарий поведения появляется тогда, когда мы берем паузу, останавливаемся и спрашиваем себя: что я сейчас делаю? Так формируется осознанный, сторонний, взрослый взгляд на конфликт. Осознанность достигается наблюдением. Если мы наблюдаем за собой, мы можем зафиксировать момент, когда спор о мусорном ведре перешел в выяснение отношений. И в этот момент мы можем переключиться с детской модели на взрослую и решать проблему исходя из своего взрослого опыта, из любви, дружбы, пережитых радостных моментов. Очень важно вступать в конфликт не с человеком, а с проблемой. Объединитесь со своими близкими для того, чтобы решить задачу, и не позволяйте детскому опыту разрушить вашу взрослую жизнь.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »