О новой выставке «Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом»

Мастера Северного Возрождения в Пушкинском

Мар 7 • КультураКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Павел Алёшин

Павел Алёшин

Кандидат искусствоведения, поэт, переводчик

ГМИИ им. А.С. Пушкина продолжает знакомить зрителей с важнейшими страницами истории искусства: 5 марта в музее открылась выставка «Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом», на которой представлено 48 живописных и более 50 графических произведений из собраний музеев Готы, Берлина, Мадрида, Праги, Будапешта, Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и нескольких российских частных коллекций.

Название верное, но, пожалуй, способное поначалу ввести неподготовленного зрителя в заблуждение. Какие имена первыми приходят в голову каждому, кто слышит слово «Ренессанс»? — Леонардо, Микеланджело, Рафаэль, Тициан…  Слово «маньеризм» же, скорее всего, заставит вспомнить о Понтормо, Бронзино, Челлини, Пармиджанино… Придя на выставку, зритель увидит иное искусство — родственное итальянскому, но другое: искусство мастеров Северного Возрождения.

Северное Возрождение — термин, применяемый для определения искусства заальпийских стран Европы конца XV–XVI в. (главным образом, Германии, Нидерландов и Франции). Как многие научные термины, он не вмещает в себя всей специфики характеризуемого явления, но он удачен тем, что «достаточно точно определяет и то общее, что объединяет новую культуру Северной Европы с культурой итальянского Возрождения, и то особенное, что их различает» (Гращенков В.Н. Книга Отто Бенеша и проблемы Северного Возрождения // Он же. История и историки искусства: Статьи разных лет. М.: КДУ, 2005. С.636).

В самом деле, речь идет о Возрождении, но имевшим иные истоки, иные традиции, нежели Возрождение в Италии, и развивавшемся иначе, чем в Италии: как бы органично «прорастая» из позднеготического искусства, а не борясь с ним, при этом в XVI веке активно усваивая достижения искусства итальянского Ренессанса сквозь призму маньеризма. И нынешняя выставка произведений одного из главных представителей Северного Возрождения Лукаса Кранаха Старшего (выдающегося немецкого художника, чье имя, вместе с именем Альбрехта Дюрера, является символом Северного Возрождения) и его мастерской — яркое свидетельство уникального характера этого явления. Северное Возрождение, как и итальянское, было связано с развитием гуманизма, но, кроме того, сильное идеологическое влияние на его становление оказала Реформация.

Лукас Кранах Старший. Автопортрет. 1550 г. Галерея Уффици, Флоренция.

Лукас Кранах Старший. Автопортрет. 1550 г. Галерея Уффици, Флоренция.

Одно из центральных произведений выставки — «Венера и Амур». Эта картина — «первое на севере Европы изображение богини любви обнаженной (до этого так изображали только Еву), а также первое в творчестве Кранаха живописное произведение на тему античной мифологии».

Лукас Кранах Старший. Венера и Амур. 1509 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Лукас Кранах Старший. Венера и Амур. 1509 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Как тут не вспомнить Венер Боттичелли, Джорджоне, Тициана? Но идейное наполнение произведения Кранаха совершенно иное. Если итальянцы прославляют обнаженное тело, и телесная красота для них — проявление красоты духовной, воплощение божественного, то изображение Венеры на картине Кранаха сопровождает латинская надпись: «Всеми силами гони Купидоново сладострастие, / Иначе твоей ослепленной душой овладеет Венера». Даже работая над мифологическими сюжетами, художник не забывал о вопросах религиозной морали.

Казалось бы, общая черта для итальянских и заальпийских мастеров эпохи Возрождения — интерес к природе: изображение природы играет важную роль в искусстве эпохи Возрождения, когда происходит зарождение пейзажа как самостоятельного живописного жанра. Однако центральной задачей итальянских мастеров все равно оставалось именно изображение человека, точнее, они открывали природу сквозь призму ренессансного антропоцентризма. Мастера же Северной Европы, исходя из других мировоззренческих установок, воспринимали природу как самостоятельное начало, в котором человек — отнюдь не главный элемент, но лишь часть целого. Поэтому для искусства Северного Возрождения характерны космические, уходящие в бесконечность пейзажи с беспредельными далями.

Эта беспредельность, тем не менее, соединялась с необычайным вниманием к каждой детали. Эта необычайная детальность стала отражением пантеистических идей богослова и философа Николая Кузанского: Бог являет себя во всем, именно поэтому даже самый маленький цветок, самый малый листок дерева заслуживает внимания, ибо в нем проявляется сущность Бога. Посмотрите, как тщательно выписан фон в «Мадонне с младенцем (Мадонна в винограднике)»! Подробно выписан каждый листочек, каждая травинка и даже детали строений на дальнем плане. И все это исполнено такой жизни, что, кажется, слышишь, как течет вода из источника и как шелестит листва.

Лукас Кранах Старший. Мадонна с младенцем (Мадонна в винограднике). 1522-1523 гг. ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва.

Лукас Кранах Старший. Мадонна с младенцем (Мадонна в винограднике). 1522-1523 гг. ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва.

Столь же подробное изображение природы на дальнем плане видно и в «Мадонне с младенцем под яблоней».

Лукас Кранах Старший. Мадонна с младенцем под яблоней. 1530-е гг. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Лукас Кранах Старший. Мадонна с младенцем под яблоней. 1530-е гг. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Этой картине посвятил стихотворение Иосиф Бродский.

В накидке лисьей – сама
хитрей, чем лиса с холма
лесного, что вдалеке
склон полощет в реке,

сбежав из рощи, где бог
охотясь вонзает в бок
вепрю жало стрелы,
где бушуют стволы,

покинув знакомый мыс,
пришла под яблоню из
пятнадцати яблок – к ним
с мальчуганом своим.

Головку набок склоня,
как бы мимо меня
ребенок, сжимая плод,
тоже смотрит вперед.

Еще большее место пейзаж занимает в картине «Св. Иероним», великолепное изображение природы на которой служит свидетельством того, что не зря Кранах считается одним из художников, стоявших у истоков жанра пейзажа в живописи.

Кранах и мастерская. Святой Иероним.1520-е гг. Берлинский музей.

Кранах и мастерская. Святой Иероним.1520-е гг. Берлинский музей.

Кранах Старший был также замечательным портретистом и оставил целую галерею портретов, позволяющую нам увидеть самых разных людей, живших в то непростое время. Кранах писал портреты  политических и религиозных деятелей («Портрет кардинала Альбрехта Бранденбургского», 1526 г., Государственный Эрмитаж), портреты дворян и обычных бюргеров. Из представленных на выставке портретов особенно замечателен женский портрет 1526 года из Эрмитажа, где в полной мере явлен тот идеал женской красоты, который можно найти в других работах мастера.

Лукас Кранах Старший. Женский портрет. 1526 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Лукас Кранах Старший. Женский портрет. 1526 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

На выставке представлены и графические работы художника и его сына, Лукаса Кранаха Младшего, — в частности, гравюры из серий «Страсти Христовы» и «Мученичество двенадцати апостолов».

Лукас Кранах Старший. Моление о чаше. 1509. Государственный Эрмитаж.

Лукас Кранах Старший. Моление о чаше. 1509. Государственный Эрмитаж.

Лукас Кранах Старший. Христос перед Анной. 1509 г. Государственный Эрмитаж.

Лукас Кранах Старший. Христос перед Анной. 1509 г. Государственный Эрмитаж.

Примечательна ксилография «Первый турнир» 1506 года, на которой, кроме состязания, изображены разнообразные жанровые сцены. Перегруженность композиции, желание художника целиком заполнить пространство листа, обилие деталей и беспокойных линий лишает ее монументальности и ясности, но при этом придает напряженность и экспрессию.

Из работ Кранаха Младшего отдельно хочется отметить «Суд Париса» 1540-х гг.: эта картина, как и произведения, выполненные другими художниками мастерской, показывает влияние маньеризма, ставшего к середине XVI века интернациональным явлением, на стиль мастерской Кранахов, который, как отмечает куратор выставки В.Садков, «становился все более рафинированным».

Лукас Кранах Младший. Суд Париса. 1540-е гг.

Лукас Кранах Младший. Суд Париса. 1540-е гг.

Таким образом, выставка дает представление о плодотворной и разнообразной деятельности одной из самых успешных художественных  мастерских XVI века и позволяет увидеть, каким было искусство эпохи Возрождения за пределами Италии.

Выставка «Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом» будет открыта до 15 апреля 2016 года.

Заглавная иллюстрация: Лукас Кранах Старший. Христос и Мария. 1516-1520 гг.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »