Покаянные псалмы Франческо Петрарки

Покаянные псалмы Франческо Петрарки

Июн 29 • КультураКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Павел Алёшин

Павел Алёшин

Кандидат искусствоведения, поэт, переводчик

Псалтырь для средневековых европейцев была одной из важнейших книг Ветхого Завета; в католической традиции псалмы являлись и являются важнейшей частью ежедневного богослужения. В отдельную группу выделяются семь псалмов, называемых Покаянными, которые обязательно читаются в Великий пост.

В Средние века многие авторы комментировали Покаянные псалмы. Известен, например, комментарий Алкуина, написанный в IX веке, комментарий  VI века, приписываемый папе Григорию Великому, и комментарий XI века, приписываемый папе Григорию VII.

Но Покаянные псалмы привлекали внимание не только богословов, но и писателей и поэтов, которые переводили их (существует их итальянский перевод, приписываемый Данте) или использовали их как образец для подражания. Свои «Покаянные псалмы» на латинском языке написал другой великий итальянский поэт —  Франческо Петрарка. Их переводы и предлагаются вниманию читателя.

 «Покаянные псалмы» Петрарки написаны в 1340-х годах. Последние исследования относят начало работы поэта над этим произведением к 1342-1343 гг., а окончательную редакцию — к 1347-1348 гг. Хотя есть свидетельство самого Петрарки, что он написал эти псалмы за один день (об этом он сообщал в письме одному своему знакомому в 1360-х гг).

 

I

Горе мне! Я навлек на себя гнев моего Спасителя, ибо из упрямства души своей отвергал его закон.

И по собственной воле сошел я с праведного пути, где с обеих сторон меня окружали дикие заросли.

Хотя шел дождь, сильный и долгий, я не вернулся на праведный путь; и тревоги стали сопровождать меня повсюду.

И стал я подобен неразумному животному, и воздвигнул свою обитель среди пристанищ хищных зверей.

И полюбил я свои заботы, как будто бы они приносили мне радость, и свое ложе засыпал я шипами.

И уснул я в смерти, и надеялся на покой среди мучений.

Что делать мне? В окружении стольких опасностей, когда я смогу повернуть назад? Золотые сны моей юности все рассеялись.

И вот я стал подобен потерпевшему кораблекрушение, сбросившему с себя все и плывущему во власти морских ветров.

И, не зная, где гавань, я потерял путь к спасению, и волны понесли меня в противоположном направлении.

Но луч надежды засиял мне; и оттого началась во мне свирепая борьба, ибо я мучился своей слабостью и стал врагом благу души моей.

И страдаю я из-за грехов моих; и стенаю под страшной тяжестью моих несчастий, лишающих меня дыханья.

Вновь и вновь я пробовал бежать от них; и твердо решил я сбросить с себя старое ярмо, но оно вонзилось в меня до самых костей.

Если бы оно упало с моей шеи однажды! И, когда оно спадет с меня, Господи, верни меня под сень своей благодати.

Я так возненавидел свои прегрешения, что сумею, пусть и поздно, полюбить тебя, как должно.

Но боюсь; ибо свобода моя колеблется в руках моих.

Признаюсь: истинно, что живу я в страданиях и что заслужил я мучения, терзающие меня.

Безумцем я был, самому себе приносящим зло! Своими руками себе приготовил я цепи и с открытыми глазами бросился в козни смерти.

Враг расставил сети, и не осталось места, где не было бы его западни.

И я, не думая об этом, двинулся с поднятой головой по скользким дорогам и заглотил сладостную приманку своих грехов.

И, с юношеской дерзостью считая, что не могу идти неверным путем, я вмиг был подхвачен порывом, унесшим меня.

И голос внутри меня сказал: Отчего вместо того, чтобы думать о жизни, ты думаешь о смерти?  Всему свое время.

Бог видит твои заблуждения, но улыбается им; он простит тебе все, когда ты сам сможешь вернуться к благодати, дарованной тебе.

И тогда худшая из привычек вновь поработила меня; и вновь подчинился я ей, вместо того, чтобы воспротивиться ей.

И ныне нет места, где мог бы я укрыться; я живу, зажатый оковами, и убежище мое далеко.

Если не пошлешь мне свыше помощь, я погибну во грехе.

Помилуй меня, Господи, хоть и не заслужил я твоей милости,  и протяни свою руку, дабы спасти того, кто близок к погибели.

И, помня о своих обещаниях, вырви меня из пасти ада.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, как было в начале, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

II

Я призову без страха обиженных мною, и без стыда обращусь к ранее пренебрегаемым мною.

И укреплю разбитые надежды, и из мрака, в котором я нахожусь, глаза мои обращу к небу.

Ибо там пребывает мой Спаситель, которой может вырвать меня из рук ада.

Я уже мертв, но в нем моя жизнь и мое спасение пребывают вечно.

Не повелевает ли он смертью? Не наполняет ли и не обновляет ли жизнь? Ничто не препятствует мне надеяться на мое благо.

Да оставят меня пугающие меня; страшен мой грех, но милосердие Господа не знает границ.

Горе мне!  Ибо греша, я добавлял к одному греху другие, и был себе самым ужасным врагом.

Но истинно: лишь маленькой капли твоей святой крови достаточно, чтобы очистить меня от моих грехов.

Разбей же, Господи, мое каменное сердце, причину стольких стенаний; и алмаз, сколь ни был бы тверд, смягченный, растает, как замерзший источник.

И ясные воды, что потекут из него, наполнят высохший водоем, в котором плещется дикий кабан.

И смоют былые бесчестья, чтобы жилище мое, прежде бывшее тебе неугодным, вновь стало угодным тебе.

Мысль о моих несчастьях возвращается ночью тревожить меня, но днем мне вновь сияет надежда на спасенье.

Ибо, даже если ты пошлешь мне вместе с радостями печали, я никогда не забуду твое милосердие.

От скольких зол я буду спасен тобой, если только ты не оставишь мою душу одну среди стольких опасностей!

Слезами, каясь, я омою грехи свои, в ожидании иных счастливых дней; да не случится того, чего боюсь всем сердцем, да не потеряю я надежду на тебя.

Чистилище мне станет ложем, и изголовье его оросится моими слезами.

И перед смертью буду истязать я свое тело.

Помилуй меня, помилуй меня, Господи! Не оставляй покинутым творение свое, о, мой избавитель и моя последняя надежда!

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, как было в начале, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

III

Смилуйся, Господи, над моими страданиями. Увы! Слишком часто я укрывался и загнивал в грязи моих бесчисленных грехов.

Горе мне! И что еще ждет меня теперь впереди? Бессмысленно мое проходит время, и жизнь свою я растратил лишь на пустые размышления.

Пред глазами моими смерть и могила, мое последнее пристанище; я слышу скрежет и стенания ада.

И когда же я перестану ждать завтрашнего дня? И когда ты позволишь вернуться к тебе?

Усмири же волнения и бури души моей; озари своим светом сердце мое и положи конец мучениям моим.

Ты, давший мне разум, чтобы постигать добро, так же оживи мою волю, которая желает трудиться, чтобы не был я пристыжен упреками за то, что плохо воспользовался твоим благодеянием.

Спаси меня из неволи врага твоего и запрети ему оскорблять творение рук твоих; ибо не от кого мне больше ждать помощи.

Освободи меня от вечных мук, и пусть страдания, что ежедневно терзают меня, станут искуплением за грехи мои.

Сколько бы ни осталось мне жить, столько испытывай мое тело непреклонностью своей справедливости, пока не наступит время скорби.

Верни меня на пути твои, пока солнце еще не зашло; ибо уже падают тени, а ночь — пособница разбойников.

Если, глухой к твоим призывам, я не отвечаю, призови меня громче; сделай со мной, что угодно тебе, лишь бы не погибнуть мне.

Обрати на меня свой взгляд, Господи, смилуйся надо мною, помоги мне в моем борении; ибо все мои несчастья одному тебе лишь известны.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, как было в начале, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

IV

Мне радостно, Господи, вспоминать о твоих благодеяниях; хотя тогда я вижу самого себя и чувствую, как стыд проступает на щеках моих.

Ибо ты проявлял ко мне столько сострадания, что не дано мне забыть о дарах, которыми ты, столь щедрый, обогатил меня.

Ты, не нуждающийся ни в чем, создал для меня и небо, и звезды, и времена года.

Ты приказал светить солнцу и луне, распределил дни и ночи, разделив свет от тьмы.

Ты окружил водами землю; источники и моря, равнины и долины, горы, озера и реки — творения рук твоих.

И, бросив в недра земли различные семена, ты украсил ее всю разнообразной красотой.

Ты одел поля зелеными травами, украсил холмы цветами, а леса густолиственными ветвями.

Чтобы человек мог можно успокоить пыл усталого тела, ты подарил ему тень деревьев, сделав ее столь приятной для его отдыха.

И, чтобы утолить его жажду, забили чистейшие источники, и, чтобы утолить его голод, созрели плоды всякого рода, дабы была обильной его пища.

Кто сможет перечислить всех животных, которыми ты населил земли, заполнил моря и воздушные пространства?

И столь ты полюбил человека, что не только подчинил ему все вещи, но и позаботился о разнообразии его радостей.

И я получил от тебя не менее других; и более того, ты облагодетельствовал меня особыми дарами.

И создал ты прекрасным тело человека, прекраснее, чем у любого другого твоего творения, и с удивительным умением распределил его члены.

Ты придал  его лику величественную безмятежность, и вложил в него душу, способную подняться к тебе и созерцать небесные сущности.

И от тебя он получил дар изобретать разные искусства, чтобы сделать жизнь свою счастливой; от одного тебя он имеет надежду на жизнь вечную.

И ты явил ему, какими ему следует идти путями, и вот он пред вратами твоих храмов; и, звуча в его сердце, слово твое помогает ему оградить себя от опасностей и держаться в стороне от зла.

И мне ты назначил наставника и спутника, который никогда не отдаляется от меня, а сам ты с высоты небес созерцаешь все мои шаги и видишь все мои ошибки.

Если падаю, десница твоя спешит поддержать меня; если колеблюсь, укрепляешь меня; заблудившегося, ты возвращаешь меня на верный путь; сраженного, оживляешь меня; в мертвого, вдыхаешь в меня жизнь.

Сколько раз сострадал ты моим несчастьям! Хотя не милосердия, но отвращения они достойны.

И, несмотря на мои проступки, ты все же хочешь, по милости своей, одарить недостойного такими высокими и единственными дарами.

И как часто я платил тебе за них неблагодарностью! Но не поэтому ты захотел однажды лишить меня своей милости. Горе мне! Поддержи меня, ибо без тебя иссякает моя жизнь.

И не вспоминай более о моей неблагодарности, но спаси мою душу, которая лишь на тебя уповает.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, как было в начале, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

V

В мучениях провожу я ночи, в бесконечном ужасе, не дающим мне покоя; душа, томящаяся угрызениями совести, гонит сон от очей; о, до какого страшнейшего предела я дошел!

И пока я сплю, множество видений волнуют меня и вместо покоя приносят мне лишь страдания.

Рассей, Господи, зловещие предзнаменования и помоги мне, ибо вижу я в них знак того, что смерть недалека.

Дни мои проходили в горечи, бессмертные заботы истощали мою душу и борющийся дух не ведал никогда покоя.

Обессилен тот, кто идет, согбенный, под тяжестью и против воли своей смотрит в землю.

Мир не могу я найти внутри, а не снаружи, ибо, куда не повернусь, везде встречаю я внутренних врагов, не прекращающих истязать меня.

И потому открыт был путь иным противникам, и потому пали защитники стены.

И сонный, и неблагоразумный, я оказался среди ночного мрака.

Меня оставила всякая надежда, и ниоткуда больше не жду я помощи, кроме как от твоего милосердия, в которое верю.

Поспеши мне на помощь, помоги мне, о, милосердный Господь.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, как было в начале, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

VI

Враги мои осадили меня кругом и разным оружием со всех сторон теснят меня.

И из-за этого я сделался глупым и содрогнулся, когда ужас смерти навис над моей головой.

Но я не посмотрел на восток, не стал ждать помощи оттуда, откуда она должна была прийти, я не надеялся так, как должно.

Поэтому опора, которая поддерживала меня, вдруг исчезла, и упала, разбившись, на землю.

И понял я, какой слабой руке я доверился; и разбойники сбежались, чтобы издеваться над падшим.

И они лишили меня всех довольств, которых я добивался, и побили меня так, что я вижу кровь и гной открытых ран.

И такой жалкий, полуживой и голый, я был оставлен в пустыне.

Они пронзили мне руки и грудь, но больше всего они зверствовали над моим сердцем.

И это была та самая рана, что гнила больше любой другой, та, что сулила мне смерть; и я не надеялся излечиться, ибо рука твоя не спешила оказать мне помощь.

И ты, Спаситель мой, вечный во вселенной, ты, видя с вышины столь страшное мое мучение, молчал, не прекращая его, ибо я заслуживал этого.

Возможно, ты сжалишься надо мной и не допустишь, чтобы я дошел до крайних пределов страдания; ибо лишь ты один можешь приказывать смерти.

Тогда прогони от меня тех, что собрались погубить меня! И ты, в ком вся моя надежда, спасешь меня от рук нечестивых.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, как было в начале, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

VII

И когда я упал, сам я все еще верил, что стою на ногах: о, горе мне! каким жестоким было мое падение!

Теперь, когда я думаю вновь о том, до чего я дошел тогда, я ужасаюсь и весь содрогаюсь.

Я верил в свои силы и обещал себе великие свершения.

И я радовался своим счастливым снам: а теперь я пробуждаюсь от них, рыдая.

Я жил беззаботно среди опасностей,  среди несчастий я оставался радостным, я гордился, что нашел путь среди бурь.

И пока глаза мои вглядывались в туман, я следовал ошибочными, неверными путями, что

соблазняли меня своей ложной красотой.

Но я не забывал о тебе, Господи, ибо ты всегда был моей последней целью; но, надеясь прийти к тебе, сопровождаемый своими  обманчивыми чувствами, я затерялся среди тропинок, ведущих в никуда, и я возвратился назад!

Повсюду таятся опасности, и я сожалею о своем долгом заблуждении, о том, что так долго оставался в месте своего отдохновения.

Я возненавидел самого себя, все, что делал я, приводило меня в уныние; но, совершив усилие, я нашел способ освободиться.

Старая привычка подрезает крылья новым намерениям; когда лучшее манит меня, я возвращаюсь к самому худшему в себе.

Но истинно, что не без печали я возвращался к своим мерзостям и часто к ним возвращался; когда, разгневанный на самого себя, я говорил:  Когда же я положу конец своему безумству?

Я хорошо знаю, что дерзость души моей была причиной моего падения; и заслуженное наказание настигло меня, ибо, будучи ничем, я высокомерно поднимал голову.

Если бы я знал, что не должен человек полагаться ни на что, кроме Бога. Если лишь малое я вижу, освети мне большее.

Усмири во мне, Господи, дух высокомерия и даруй мне смирение, что столь угодно тебе.

Потому что, когда я врал самому себе, я не мог не возгордиться в своем безрассудстве, но будь терпелив в своей святой любви.

Я грязь, и малая тень, и дым во власти ветров; и таким я исповедуюсь тебе.

Пусть всегда ты видишь во мне эти чувства, и, упорствуя в них, я найду защиту под крыльями твоего прощения!

Я продолжил бы свое падение, если бы не ты, и продолжал бы давать врагам моим повод для издевательств.

Зная о своей былой слабости, я живу в постоянном страхе; ибо однажды я уже был раздавлен столькими бедами.

И тогда я не знал еще, как подняться; такой страшной была тяжесть моих невыразимых  несчастий.

Как долго я был погружен в свои мерзости и пригвожден к грязи своих желаний.

Господи Иисусе, избави меня от стольких зол и милосердно помоги мне, да не погибну я в вечности.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, как было в начале, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Перевод Павла Алешина

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »