Смирение и власть: императоры-христиане позднего Рима

Смирение и власть: императоры-христиане позднего Рима

Июн 15 • История, НаукаКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)

В наших обычных представлениях власть вряд ли может сосуществовать с таким понятием, как смирение. Однако в древности римские императоры сочетали в своём правлении как черты абсолютизма и власти, так и черты скромности и смирения. Об этом парадоксальном сочетании и его проявлении в реальных поступках рассказал 9 июня в своей лекции в РГГУ известный немецкий историк Хартмут Леппин, профессор кафедры истории Древнего мира Университета им. Гете (Франкфурт-на-Майне).

Хартмут ЛеппинС первого взгляда, между смирением и властью существует очевидное противоречие: власть — это уверенность в себе и гордыня, а смирение же — сдержанность и близость к народу. Однако в Римской республике был принят идеал единства с народом, и потому существовали особые манеры обхождения с гражданами: римский император, например, был обязан здороваться с ними по имени. Смирение перед богами и их могуществом также являлось важной частью менталитета и было необходимым для каждого из римлян, в том числе и императора. Вместе со своей неограниченной властью император признавал и собственное ничтожество: рядом с ним находился специальный раб, который был обязан постоянно повторять ему, что император — всего лишь человек.

Надо отметить, что изначально в латинском языке смирение относилось лишь к добродетели рабов, а добродетелями императоров были доблесть и милость к побеждённым, долг и справедливость. Однако со временем смирение становится важной частью поведения императоров, оно демонстрируется ими и становится даже показным и публичным. Как и почему это произошло?

Первое публичное покаяние произошло в 390 г. н. э., когда император Феодосий появился в одеждах кающегося в Миланской епископии. Епископ Амвросий из рода сенаторов отпустил ему грехи, и это стало первым подобным случаем за историю Рима. Причиной подобного поведения был политический конфликт: незадолго до этого Феодосий жестоко расправился с восстанием, произошедшим в Фессалониках, и применил децимацию, то есть убийство каждого десятого из мятежников и мирных жителей. Амвросий, будучи авторитетным церковным деятелем, наложил на императора епитимию, и это и вынудило Феодосия покаяться в своём грехе. Появление его с этой целью в 391 году в церкви Милана вызвало величайшее потрясение среди значительной части очевидцев. Принятое властью христианство теперь налагало на императора обязанность каяться перед священником, и это показывало духовное превосходство Церкви над правителем.

До этого прецедента в Библии уже была описана подобная история о царе Давиде, очарованного замужней женщиной Вирсавией и ради своей страсти пославшего ее законного мужа в бой на верную смерть. Пророк Нафан обличил его в этом грехе и заставил раскаяться; именно такую же роль взял на себя и епископ Амвросий. Он, как и библейский пророк, не требовал от императора Феодосия отказаться от власти и не ждал каких-то особенных выгод для себя, а всего лишь требовал покаяния. Поэтому Феодосию, в стремлении уподобиться ветхозаветному царю Давиду, приходит идея публично изобразить смирение. К тому же император не только считал себя христианином, но и был крещён и не мог препятствовать священнику — отсюда ясно, какие сложности привнесло христианство в отношения государства и Церкви.

Чтобы смирение стало своего рода нормой для высших правителей Рима, требовались время и новый образ императора. Такой образ появляется уже в правление Феодосия II (401-450 гг. н. э.), который подчёркивал свою христианскую добродетель. Он запомнился своим современникам как набожный, погружённый в молитву правитель, который не принимал участия в сражениях и войнах. При нём перед народом появляется новая добродетель императора — «сила слабости», а смирение по-прежнему демонстрируется публично, на улицах и площадях. Во время шторма в Константинополе он участвовал в процессиях, сложив императорскую одежду и облачившись в скромный наряд; он также совершал поклонение святыням пешком при перенесении мощей Иоанна Златоуста в Константинополь. Историк Сократ Схоластик писал о том, что при нём весь город стал единым. Похожие ритуалы, впрочем, существовали и у язычников, но происходили они без того смирения, которое привнёс Феодосий. В целом же его поступки приводят к рутинизации смирения.

Новый акт смирения демонстрирует и Юстиниан в VI веке н.э. Когда один из столпников-святых, преследуемых властью, сошёл к нему со столпа и начал ругать императора, Юстиниан ударил кулаком… себя в грудь. После этого он также прекратил преследования столпников, в связи с чем можно говорить о серьёзном восприятии смирения, уже сложившемся к этому времени.

Примером публичного смирения у более поздних правителей может стать покаяние Людовика Благочестивого, наследника Карла Великого. Он был вынужден покаяться в своих грехах против родственников, со смирением принять лишение трона и заключение в тюрьме. Генрих IV также показывает смирение перед папой Римским Григорием VII — в истории это событие известно как хождение в Каноссу. Генрих IV босиком, надев только власяницу, является в крепость Каноссу и терпеливо ожидает, пока папа примет его. После же, когда Григорий допустил к себе законного императора Священной Римской империи, Генрих умолял его о прощении, стоя на коленях.

В современности мы можем найти пример смирения в поступке Вилли Брандта, канцлера ФРГ, который неожиданно преклонил колени перед памятником жертвам восстания в Варшавском гетто.

Лекция приводится в сокращении. Подготовила Наталья Толочек.

Иллюстрация: фрагмент картины Антониса Ван Дейка «Св. Амвросий Медиоланский и император Феодосий».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »