Суррогатное материнство: за или против?

Суррогатное материнство: за или против?

Янв 13 • Темы неделиКомментариев нет

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Вера Зубова

Вера Зубова

Окончила философский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, политолог

Имеет ли право на существование такое понятие, как «планирование семьи»? Дети должны получаться случайно, по благословению свыше, или могут быть проектом, который люди реализуют сознательно? Развитие медицины позволяет будущим родителям контролировать практически каждый этап развития будущего ребенка от зачатия до рождения. Не грозит ли это движением в сторону евгеники, крайности которой хорошо отражены в различных литературных и кинематографических антиутопиях?

Передний фронт репродуктивной медицины — это вспомогательные репродуктивные технологии (ВПР), позволяющие реализовать какие-то этапы развития плода вне организма матери. И самой, пожалуй, спорной из ВПР является технология суррогатного материнства.

Допустимо ли называть матерью женщину, которая биологически не имеет отношения к будущему ребенку? Всемирная организация здравоохранения предлагает более нейтральный термин «гестационный курьер» (гестация — «вынашивание ребенка»). Есть страны, где суррогатная мать может одновременно выступать донором яйцеклетки, то есть матерью биологической. В таком случае разница между матерью в традиционном понимании и «сурмамой» становится ещё более тонкой, почти неуловимой. В России это запрещено законодательно: или гестация, или донорство яйцеклетки.

МЕДИЦИНСКИЙ АСПЕКТ

Как и многие сложные медицинские технологии, суррогатное материнство — очень спорный метод с этической и правовой точек зрения. Но сначала оценим медицинскую сторону вопроса.

Официальная медицина в России сегодня считает, что «каждый имеет право на ребенка». То есть если семья желает пополнения, к их услугам весь арсенал методов современной медицины, включая экстракорпоральное оплодотворение, донорство репродуктивных клеток (при наличии донора) и суррогатное материнство. Для врачей и ученых это новаторский метод, позволяющий иметь детей даже тем женщинам, у которых, например, нет матки.

Комментарий медика:

Вера Соколова, акушер-гинеколог высшей категории:

«Чисто медицински суррогатное материнство проще, чем, например, пересадка матки. Конечно, операции по пересадке матки делаются, но это очень дорогостоящее и сложное мероприятие в связи с особенностями матки как органа (в частности, системы кровоснабжения), поэтому до сих пор случаев успешной беременности после пересадки матки в мире — единицы.

Врач не может решать за пациента морально-этические вопросы, его дело помогать и лечить, а бесплодие — это все-таки сбой в организме, противный природному замыслу. По моему опыту, к ВПР обычно прибегают люди, которые использовали все другие методы, их решение выстрадано, и они счастливы принять ребенка независимо от способа зачатия. Решать предстоит паре, мнение же окружающих — не более, чем сплетни. Психологических трудностей здесь столько же, как, например, при воспитании усыновленных детей.

К сожалению, любую технологию можно применять извращенно. Есть люди, которые предпочтут усыновить, чем портить фигуру беременностью и родами. В таком контексте, конечно, и суррогатное материнство может быть опасным соблазном».

Суррогатное материнство: за или против?

ЮРИДИЧЕСКИЕ КОЛЛИЗИИ

Российское законодательство (закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Семейный кодекс, документы Минздрава РФ, регулирующие применение вспомогательных репродуктивных технологий) трактует суррогатное материнство как метод лечения, показанный при тех или иных состояний. В списке показаний — отсутствие матки (врожденное или приобретенное), деформации матки или синехии (спайки), не поддающиеся лечению, невозможность выносить беременность без угрозы жизни и здоровью, неоднократные неудачные попытки ЭКО. Из списка очевидно, что суррогатное материнство рассматривается как последний способ родить для тех, кто действительно обследовался с ног до головы и испробовал все другие методы.

Однако проблемы есть, в том числе правового характера. Случаи использования сурматерей гей-парами в нашей стране, на самом деле, единичны. А вот бизнес на деторождении — это весьма развитая область. Как его оценивать? Сайты специализированных клиник представляют суррогатное материнство как форму помощи, человеколюбивый акт, умалчивая о том вознаграждении, которое получают посредники. Юрисконсульты пишут статьи о том, как гарантировать отказ суррогатной матери от прав на ребенка после родов. Закон позволяет родившей женщине оставить ребенка себе, но специалисты клиник предлагают вставлять в договор пункты о возврате всех издержек (например, на осуществление процедуры ЭКО и все анализы при беременности). Суррогатное материнство — способ заработка для не самых обеспеченных слоев населения, и экономические аргументы в споре могут оказаться решающими. Что это: защита прав кровных родителей или злоупотребление?

В России до сегодняшнего дня очень либеральное законодательство в области суррогатного материнства. Во многих странах (Франция, Германия, Австрия и др.) эта практика полностью запрещена. В других (например, в Великобритании) разрешено лишь на некоммерческой основе: генетические родители оплачивают все издержки суррогатной матери, связанные с беременностью и родами, но не дают ей никакого «вознаграждения» (а если и дают, то нарушая закон). В таком правовом контексте сурматеринство выступает как акт человеколюбия, сочувствия к бездетным.

Отдельно можно говорить о практике вынашивания фертильными женщинами детей для бесплодных родственников (например, в истории есть случаи вынашивания детей матерями для бесплодных дочерей).

Суррогатное материнство: за или против?

С ПОЗИЦИЙ БИОЭТИКИ

Мотиваций и способов реализации проекта «суррогатная мать» множество, и именно это превращает технологию в сложную биоэтическую проблему. Даже различные мировые религии не могут прийти к согласию в этом вопросе. Традиционные христианские конфессии (православие и католицизм) категорически осуждают суррогатное материнство.

Так, как следует из «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» (глава XII, «Проблемы биоэтики»), «суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Аргументация тут следующая: эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов».

Иудеи же рассматривают завет «Плодитесь и размножайтесь» как одну из основных заповедей, данных людям, и репродуктивные технологии — как несомненное благо, позволяющее эту заповедь выполнить. Суррогатное материнство возможно для бесплодных пар, которым не помогли другие методы лечения бесплодия. Более того, описанные в Ветхом завете (Торе) случаи рождения детей от рабынь в случае бесплодия законных жен считаются первыми в истории примерами суррогатного материнства. В современном Израиле применение вспомогательных репродуктивных технологий оплачивается государством до рождения в семье двух детей.

В исламе существуют течения, допускающие использование этой технологии (с рядом оговорок – требований к суррогатной матери). История развития мусульманской биоэтики начинается с 1981 года — I Конференции Исламской организации медицинских наук (IOMS). Выводы этой и последующих конференций легли в основу современной биоэтической доктрины ислама в мире, при этом в различных странах она реализуется по-разному. Исламские богословы в основном негативно относятся к применению любых репродуктивных технологий, нарушающих целостность брачного союза (донорство репродуктивных клеток, суррогатное материнство). Однако, поскольку разные направления ислама могут обращаться к разным источникам мусульманского права, а также из-за отсутствия международных авторитетов в исламе некоторые мусульманские сообщества допускают практику суррогатного материнства при условии, что суррогатная мать замужем, имеет собственных детей и приняла меры предосторожности, исключающие беременность от мужа. Как суррогатное материнство, так и ЭКО считается морально допустимым только для женатых пар, которые использовали все другие способы лечения бесплодия.

Человек, считающий себя членом церкви и последователем религии, осуждающей суррогатное материнство, несомненно, должен руководствоваться этой точкой зрения. Православная церковь относится негативно даже к такому методу, как ЭКО, поскольку в протоколе ЭКО предусмотрен отбор и уничтожение «лишних» эмбрионов. Возможным решением для православной бездетной пары может стать усыновление ребенка.

Суррогатное материнство: за или против?

ОСУЖДЕНИЕ ИЛИ СОЧУВСТВИЕ?

Но каковы бы ни были оценки богословов, в любом светском государстве мира человек (точнее, пара) самостоятельно принимает решение по этому вопросу. И здесь важнейший вопрос — переход от теории к практике. Легко рассуждать о применении ВПР здоровым людям, способным самостоятельно зачать и родить детей.

Можем ли мы осуждать тех, кто не причисляет себя к членам церкви — и хочет прибегнуть к помощи суррогатной матери? Скорее сочувствовать. Бесплодие — не обязательно следствие беспутного образа жизни (например, абортов), это не вина, а беда. Надо и правда пройти все круги лечения этого недуга, чтобы решиться впустить третьего человека — суррогатную мать, доверить вынашивание собственного ребенка, не говоря уж об опасностях со стороны «бизнеса на деторождении». Да, рождение и оплодотворение — чудо, и негоже человеку пытаться его контролировать. Но это и невозможно на самом деле, ибо оно остается необъяснимым чудом даже для специалистов в области лечения бесплодия.

В любом случае, запретить использование этих технологий не представляется возможным. Шкатулка Пандоры давно открыта, и остается надеяться, что вспомогательные репродуктивные технологии не станут основой для евгенического отбора.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
При републикации материалов сайта «Тезис. Гуманитарные дискуссии» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Похожие записи

« »